Ещё

«Остается лишь пребывать в ужасе» 

Фото: РИА Новости
Сторонник теории заговора Антоний Мацеревич, оказавшийся на посту министра обороны Польши, слегка исправил свою версию крушения самолета президента Качиньского: теперь глава минобороны говорит не о «теракте», а о «гибридной войне». Далеко не все польское общество разделяет мнение министра-конспиролога, легко опровергаемое фактами, а оппозиция полагает, что силовик «выставляют Польшу на посмешище».
Министр обороны Польши Антоний Мацеревич объяснил, что имел в виду, называя «террористическим актом» инцидент пятилетней давности — крушение «борта №1» под Смоленском. Впрочем, это объяснения также вряд ли можно назвать адекватным. Мацеревич заявил: Польша «столкнулась с волной дезинформации, с разделением общественного мнения, что является элементом гибридной войны», и «это тоже форма террористической деятельности».
Поясним, что под термином «гибридная война» обычно подразумевают сочетание обычных боевых действий, «малой войны» (партизанские и диверсионные атаки) и кибервойны (электронный шпионаж, хакерство и т.п.). Информационная война — которую, по всей видимости, имел в виду министр, явно не относится к «формам террористической деятельности».
Ход мышления главы минобороны Польши объяснил официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин. «Будем снисходительны к человеку. Мы ж все понимаем, весна…», — иронично заметил Маркин в своем в своем Twitter.
Как ранее отмечала газета ВЗГЛЯД, министр обороны Польши — известный сторонник теорий заговора. В частности, он считает подлинными «Протоколы сионских мудрецов», фальсифицированность которых была доказана самыми разными исследователями — что не помешало Мацеревичу считать их доказательством еврейского заговора. Еще один конек министра — шпиономания. В 2006 году в интервью Мачеревич (тогда замминистра обороны в правительстве Ярослава Качиньского, брата погибшего президента) обвинил своих бывших коллег — нескольких министров иностранных дел Польши в сотрудничестве с советской разведкой.
Будучи депутатом от партии братьев Качиньских «Право и справедливость», нынешний глава минобороны руководил оппозиционно настроенной парламентской комиссией по расследованию смоленской авиакатастрофы. Комиссия тогда обнародовала собственную версию событий, согласно которой крушение произошло в результате взрывов. При этом, Генпрокуратура Польши не раз опровергала слова о возможном покушении на главу государства, сообщив, что сотрудники правоохранительных органов не обнаружили доказательств того, что крушение президентского Ту-154 было терактом.
Напомним, о том, что крушение самолета Ту-154 Качиньского под Смоленском было терактом Мацеревич заявил еще в понедельник. Владимир Маркин назвал тогда заявление министра нелепым и глупым, а пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков также отметил, что заявления Мацеревича голословны и не имеют ничего общего с реальностью.
Впрочем, риторику Мацеревича нельзя списывать лишь на личные странности министра обороны. Глава МИД Польши Витольд Ващиковский — также представитель партии Качиньских — говоря о крушении польского Ту-154 заявил, что Польша стала «первой жертвой современного терроризма». По его словам, «результаты смоленской катастрофы привели к радикальной смене курса польской внешней политики». Он заявил, что «следствие не завершено в Польше и в России», а ранее отметил, что отчет российского МАК о причинах авиакатастрофы под Смоленском польского президентского Ту-154М «не раскрывает причин катастрофы».
«Выставил Польшу на посмешище»
Представители польской оппозиции также подвергли критике высказывания Мацеревича: эти слова «выставляют Польшу на посмешище», так как «нет никаких доказательств и оснований» называть эту трагедию терактом, заявила представительница партии «Новочесна» Катажина Любнауэр.
«Если министр обороны в определенном смысле обвиняет в терроризме какое-то государство, то остается лишь пребывать в ужасе», — согласился с ней и член партии «Гражданская платформа» Рафал Тшасковский.
Представитель этой же партии Марчин Кервиньский оценил, что слова министра «крайне опасны». «За одни выходные министр Мацеревич может объявить войну России, — сказал он. — Это интересный подход к внешней политике, политике безопасности». По мнению депутата, такие действия могут оставить Польшу без союзников и серьезно ухудшить отношения с соседями.
Политик Цезарий Томчик — представитель крупнейшей оппозиционной партии (и недавно — правящей) «Гражданская платформа» напомнил: в июле в Варшаве пройдет саммит НАТО. «Что, если в этом зале прозвучат эти слова о войне с Россией, о террористической атаке и других вещах? Как поведут себя наши союзники, как Польша будет выглядеть?», — указал он. «Это крайне безответственное мнение, в особенности потому, что оно произнесено членом правительства», — добавил Петр Погожельский из Польской крестьянской партии.
«Политики пытаются «обыграть» эту ситуацию в свою пользу»
Депутат польского Сейма Тадеуш Ивинский отметил в комментарии газете ВЗГЛЯД, что подавляющая часть населения Польши и политических партий страны против подобной линии отношения к России, которую проводит министр обороны Польши.
«Это не первый раз, когда министр обороны Польши высказывается в подобном духе. Однако сейчас он не просто депутат парламента, а министр обороны. Скоро годовщина трагедии в Смоленске и разные политики пытаются «обыграть» эту ситуацию в свою пользу, заработать на этом политические очки. Трагедия под Смоленском очень много значит для Польши, ведь тогда погибло более 90 человек, которые руководили страной. После этой трагедии было создано несколько комиссии, многие в Польше говорили, что это был заговор президента Путина против Варшавы», — сказал Ивинский.
«Министр обороны Польши Мацеревич неоднократно говорил, что терроризм имеет социалистическо-советские корни, что в гибели президентского самолета виновата Россия. Разумеется, его заявления ничего общего с правдой не имеют. Польское общество в целом не поддерживает подобные подходы. Населению не нравится этот радикальный подход к России. Так, например, политические силы, которые поддерживают Мацеревича, получили на последних выборах менее 19 процентов, очень многие не пришли на выборы», — отметил эксперт.
Собеседник отмечает, что подавляющая часть населения Польши и политических партий страны против подобной линии отношения к России, которую проводит министр обороны Польши. Министр иностранных дел Польши также поддерживает недружественную линию к России. То есть так или иначе только 19 процентов польских граждан поддерживают его линию по отношению к России. С другой стороны, в Польше сегодня очень сложная политическая ситуация, у нас кризис», — сказал парламентарий.
Совокупность факторов
При этом причины катастрофы уже названы как в Польше, так и в России. Главная военная прокуратура Польши в ноябре прошлого года завершила анализ материалов, связанных с причинами, обстоятельствами и самой катастрофой самолета. Фактически поляки пришли к тем же выводам, что и российская сторона.
Напомним, еще в апреле 2015 года СК по результатам расследования сообщил, что «причиной крушения самолета стала совокупность факторов. Это непринятие экипажем — при отсутствии погодных условий для посадки на аэродроме — своевременного решения об уходе на запасной аэродром, снижение до высоты значительно ниже установленной минимальной высоты ухода на второй круг (100 метров) и отсутствие должной реакции при многократном срабатывании системы предупреждения о приближении земли», — пояснили в ведомстве.
При этом, официальный представитель СК России Владимир Маркин добавил: «Что касается недавних заявлений польской прокуратуры о предъявлении обвинений российским диспетчерам, хочу еще раз повторить: у российского следствия нет никаких оснований говорить даже о минимальной ответственности группы управления полетами за авиакатастрофу. Они действовали в полном соответствии с инструкциями и международными правилами гражданской авиации». Маркин напомнил, что командиры иностранных воздушных судов, выполняющих полеты в Россию, принимают самостоятельное решение о возможности взлета и посадки. При этом главная военная прокуратура Польши также завершила анализ материалов, связанных с причинами, обстоятельствами и самой катастрофой самолета. Фактически поляки пришли к тем же выводам, что и российская сторона.
«Политические заявления»
Кандидат технических наук, военный эксперт Вадим Лукашевич отметил в интервью газете ВЗГЛЯД, что заявления польского министра являются чисто политическими, а не техническими и в них нет никакого смысла.
«Заявления о том, что в самолете был обнаружен технический брак, не выдерживают никакой критики. Смотрите, схема такая: самолет произведен, далее над ним проходят заводские испытания, потом он попадает к эксплуатирующей стороне, то есть к Польше. Это борт «номер 1» и соответственно каждый сантиметр этого самолета рассматривают через микроскоп и не один раз. Более того, этот самолет летал очень долго. Какой здесь может быть заводской брак? Зачем тогда поляки полетели на нем в Смоленск? И другой вопрос, а как и когда они вывели технический брак, если остатки самолета были уничтожены Россией?», — отметил военный эксперт.
Собеседник отмечает, что за заявлениями министра обороны Польши стоит политика. «Им надо на кого-то скинуть вину за чудовищную трагедию, которая произошла в результате разгильдяйства пилотов. Россия в этом смысле подходит. Мацеревич является одновременно министром обороны Польши и депутатом правой партии Сейма. Вот, он и отыгрывает эту ситуацию в политических целях. Сейчас с технической точки зрения, нечего расследовать. Все обломки уничтожены, все уже сделано. Повторно их расследовать, во-первых, невозможно, во-вторых, не имеет смысла. Есть выводы, доклады и расследования МАКа. Польские политики занимаются демагогией и политиканством. Польша создала свою комиссию и включила тужа экономиста и конспиролога Илларионова. Может быть он хороший экономист, но он не специалист по авиации. Зачем это все?», — отметил Лукашевич.
«С другой стороны, по правилам международной авиации и ИКАО, расследованием авиатрагедии занимается та сторона, на территории которой произошла трагедия. Но с моей точки зрения, Россия должна была спрогнозировать подобные политические и информационно-пропагандистские действия Польши, и заранее пригласить польских специалистов на расследования трагедии. Это было бы правильно и с моральной и с политической точки зрения. И под выводами наших специалистов стояли бы подписи польских экспертов. Однако с юридической точки зрения, Москва была в праве этого не делать», — отметил собеседник.
Комментарии3
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео