Ещё

Путешествие во времени и пространстве — история грузинской пианистки 

Фото: Sputnik Грузия

Она окончила тбилисскую музыкальную десятилетку для одаренных детей. Ей было девять лет, когда состоялся ее дебют — она сыграла вместе с оркестром Гостеле-радио корпорации Грузии. После десятилетки поступила в консерваторию, где училась в классе педагога Нино Катамадзе. В двадцать лет переехала в США, где в Боулинг Грин окончила бакалавриат и магистратуру. Затем училась в Париже, в Версальской консерватории. Позднее прошла магистратуру в Венской консерватории.

Сегодня живет в Австрии вместе с мужем — саксофонистом Джоелом Дайгертом, участвует в благотворительных мероприятиях и вместе с основанным ею фортепианным трио «Имерссио» дает концерты в различных странах Европы.

— Вы уже в детстве поняли, что станете музыкантом?

— Оказавшись в десятилетке для одаренных детей, где обучение было интенсивным и на высоком профессиональном уровне, я, как и все другие воспитанники этой школы, уже с раннего возраста знала, что стану музыкантом. Так и случилось: 80 процентов моих одноклассников стали профессиональными музыкантами. К процессу учебы я с детства подходила очень серьезно. Благодаря опытным педагогам нам удалось получить очень качественное, основательное образование. Это позволило мне в дальнейшем — в консерватории и магистратуре — быть хорошо подготовленной.

Мариам Вардзелашвили

— Будучи девятилетней девочкой, вы выступали с оркестром…

— Для меня самым торжественным моментом в детстве было как раз выступление с оркестром. Это радовало в школе всех нас — такие выступления у нас были в каждом семестре. В основном, это был оркестр под дирижерством господина Резо Такидзе. А первый оркестр, с которым я сыграла — оркестр Гостелевидения и радио, которого сегодня, если не ошибаюсь, уже не существует.

— Как после консерватории вы оказались в Америке?

— Одна из моих подруг, очень хорошая пианистка Тамта Микеладзе находилась в США. Она мне и сообщила, что есть возможность поехать туда на учебу. И я поехала. Там училась у Максима Могилевского, затем — у Лоры Бэлтон, которая является президентом Американской национальной ассоциации педагогов фортепианных исполнителей музыки. Это очень интересная личность. Учебное заведение, где я проучилась три года, находилось недалеко от Детройта. В этом регионе очень развита школа классической музыки, и у меня была возможность посещать концерты музыкантов высокого класса. Надо сказать, что в тот период я очень многому научилась… Учеба там была интенсивная, интересная и изнурительная. Изнурительная — с той точки зрения, что по всем предметам, какие только мне были поручены, приходилось писать много работ. Академичный подход к обучению музыке очень интересен, но в какой-то момент я поняла, что уже не хочу продолжать там учиться…

Мариам Вардзелашвили

— Каково было жить и учиться в городе — «празднике, который всегда с тобой»?

— Да, после Америки я два года училась в Париже — в Версальской и Булонской консерваториях. Обучение там совершенно отличалось от американского. И хотя в Париже музыка, в отличие от изобразительного искусства, менее приоритетна, там, тем не менее, происходит очень много интересного — концерты высококлассных музыкантов, встречи… С этой точки зрения я очень довольна проведенными там годами. Это был переход на новый, иной этап. В целом, и учеба, и жизнь в Париже для людей искусства крайне интересна. 3 марта в Париже я сыграла вместе с моим фортепианным трио. Этот концерт запомнился потому, что до того я четыре года не была в этом городе и встретилась со многими моими друзьями и слушателями, по которым соскучилась. И концерт был эмоционально очень насыщенным.

— В настоящее время вы регулярно выступаете с концертами вместе с фортепианным трио, которое создано вами… Как появилась идея трио?

— Последние пять лет живу в Вене, где я также училась. После учебы решила создать фортепианное трио, и это получилось довольно легко. Я нашла музыкантов — украинскую скрипачку Веру Жук, давно проживающую в Австрии, и Неманью Станкович, очень интересного музыканта, главную виолончелистку Белградского симфонического оркестра. Мы вместе очень много играем в Вене. В 2016 году вышел дебютный диск «Trio Immersio». Альбом был посвящен истории развития венского жанра. Это путешествие во времени и пространстве… Диск начинается классическим произведением основателя этого жанра — Гайдна, затем идут Шуберт, Брамс… и — скачок в XXI век: шесть миниатюр современного австрийского композитора Бернарда Гандера, тяжелый металл…

Фортепианное трио "Имерссио"

— Америка, Франция, Австрия — это своего рода творческие этапы… Что на очереди?

— В Вене пока что чувствую себя комфортно, и желания куда-то переезжать нет. Ведь это — неповторимый город для классической музыки, с особой атмосферой и традициями. И слушатель очень интересный, подготовленный и требовательный. На концерты публика ходит интенсивно, что для исполнителей — большая радость.

— Чья оценка вас радует?

— Больше всего я радуюсь, когда человек, профессионально не связанный с музыкой и впервые побывавший на концерте классики, говорит, что ему понравилось и хочется снова и снова приходить на концерт. И еще: когда один из моих педагогов, известный австрийский пианист Клаус Кристиан Шустер говорит, что ценит искренность и откровенность моего исполнения. И, конечно же, радует похвала моих близких… Все они в Тбилиси, и не бывает дня, чтобы мы не общались. Очень скучаю по Тбилиси и стараюсь приезжать как можно на больший срок. Скучаю по особому аромату моего города…

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео