Ещё

Александр Ф. Скляр — о новом альбоме и загадке гения Высоцкого 

Фото: Мария Святская. Предоставлено пресс-службой артиста

В новом альбоме "Оставайтесь, друзья, моряками" Александр Ф. Скляр исполняет песни Владимира Высоцкого. До этого музыкант обращался к творчеству поэта в составе дружеского дуэта "Боцман и Бродяга" с Гариком Сукачевым в сборнике "Странные скачки", а также в рамках проекта "Цыганский рок-н-ролл". Но только сейчас он представил полновесный альбом, в который вошли не самые известные песни Высоцкого.

Обозреватель портала Москва 24 Алексей Певчев поговорил с Александром Ф. Скляром о том, зачем сейчас исполнять песни Владимира Семеновича.

— Опыт исполнения песен Высоцкого у вас был, но почему только сейчас вы решились на создание полновесного альбома?

— Я люблю песни Высоцкого и пою их всю жизнь. Мы мальчишками заслушивались его песнями. Сейчас мы живем в совершенно другое время, а Высоцкого поют и слушают не меньше. До сих пор выходят какие-то новые сборники и обнаруживаются редкие песни. Иногда заходишь на iTunes, вдруг — раз! — появился какой-то новый сборник, и в нем песня явно из поднятых архивов.

В следующем году у Высоцкого юбилей — 80 лет. Мы живем без Высоцкого почти 40 лет, и, подумайте, как же должен был человек высказаться, как себя обозначить, чтобы спустя столько лет мы слушали его песни! Мне в следующем году исполнится 60. Соответственно, когда Высоцкий был в самом зените своей певческой, артистической славы мне было 20, я был начинающим парнем, который уже 10 лет слушал и пел Высоцкого! Пару лет назад я вспомнил, что у меня есть коробка записей из архива Константина Мустафиди, которую мне много лет назад подарили на какой-то день рождения. Где-то месяц я слушал эти 14 компакт-дисков от начала до конца. Это записи, сделанные дома у Константина Мустафиди, не концерты, именно домашние записи, которые, как я понимаю, потом с разрешения Высоцкого тиражировались и расходились на бобинах по всей стране. Я отслушивал и помечал себе песни, цепанувшие меня уже по-новому, и таким образом выделил первоначальные 40-50 песен, которые после финальной "выжимки" превратились в 13 плюс одно стихотворение.

Мария Святская. Предоставлено пресс-службой артиста

— Исполнять песни Высоцкого брались многие, но, как мне кажется, в большинстве, мягко говоря, безрезультатно. Чего вы большое всего опасались, взявшись за эту задачу?

— Естественно, Высоцкого поют очень многие, и здесь очень важно найти убедительную интонацию и даже мотивацию. Неизменно подспудно возникают вопросы: а зачем ты это сделал? Насколько ты соответствуешь его не просто артистическому, а именно человеческому калибру? Насколько ты четко понял, что "cнег без грязи, как долгая жизнь без вранья"? И что чем эта жизнь дольше, тем труднее этому завету следовать.

— Ваш альбом, пожалуй, первая значительная и интересная с музыкальной точки зрения отечественная работа со времен работы Высоцкого с оркестром п/у Георгия Гараняна. Чем был продиктован ваш подход к аранжировкам?

— У меня не было идеи сделать лучше-хуже или даже совсем не так, как это уже было кем-то сделано. Единственное, что я понимал четко, — я буду работать вместе со своей группой "Ва-Банкъ" и это будет проект с полноценным бэндом и при участии моих любимых музыкантов, с которыми я в последние годы сотрудничаю в студии. Все они — мои друзья по жизни, которые делают то, что мне нравится. Это Николай Девлет-Кильдеев ("Моральный Кодекс"), Михаил Клягин (группа Евгения Маргулиса), Алексей Плюснин, Антон Хабибулин, Абелардо Альфонсо Лопес, Сергей Летов, Максим Пиганов. Скажем, мне очень давно хотелось посотрудничать с питерским музыкантом мультиинструменталистом и авангардистом Алексеем Плюсниным и наконец-то получилось. У меня было стихотворение Владимира Семеновича "Гроза", на которое я наткнулся совершенно случайно и сразу понял, что оно отлично ложится в финал альбома, но при этом не знал, как оно будет звучать без музыки. Алексей принял эту идею и сделал музыкальный файл, который лег в основу этого стихотворения, которое прочитал Никита Высоцкий.

Я был готов к этим песням, прокручивал в голове. Возьмем песню "В куски разлетелася корона", которую я до записей Мустафиди не слышал. Мне показалось, что, для того чтобы лучше донести текст, ее можно разрядить, сделать более медленной. В могучих песнях "Вы в огне и на море", "Гимн морю и горам", которые я тоже открыл для себя после прослушивания сборника, понимание того, как их делать, рождалось не сразу. На подготовительном этапе мы с моим другом и музыкантом "Ва-Банка" Александром Белоносовым сидели и придумывали звучание, а потом обсуждали — кого из музыкантов стоит пригласить, кроме участников группы. После этого оставалось только все свести воедино.

— Тем не менее, имея многолетний опыт прослушивания и изучения песен Высоцкого, вы наверняка подсознательно руководствовались каким-то общим принципом?

— Мне кажется, я старался почувствовать, как самому Высоцкому было бы приятно и здорово их услышать. Многие из его песен вообще не широко известны, и конечно, он как их творец видел, насколько они могли бы быть круче донесены до слушателя, если бы были сделаны оркестром. Какие-то из них стали доступны благодаря выходу в 1981 году пластинки с оркестровками Гараняна, но это были песни, которые прошли худсоветы, которые звучали на концертах Высоцкого, и не все из них выигрышны для работы, связанной с оркестром. Скорее всего, Гаранян просто получил Высоцкого, пришедшего один раз на студию или вообще записавшегося где-то под гитару, после чего сделал аранжировки, исходя из исполнения Высоцкого.

Так что песни, за которые мы взялись, были слишком мощны для того, чтобы их исполнять просто под гитару, и до того, чтобы сделать их с оркестром, дело не дошло по вышеуказанным причинам. Может быть, мы восстановили определенную историческую справедливость, и так это могло бы прозвучать в исполнении рок-бэнда, если бы таковой существовал рядом с Высоцким при его жизни.

— Название альбома определенным образом должно перенести слушателя к вашему диптиху "Песни моряков", вышедшему несколько лет назад?

— Это получилось не специально. Когда уже песни были все отобраны, то я увидел, что я, сам того изначально не желая, выбрал довольно много песен, связанных с морем. Так получилось, что для Высоцкого эта тема оказалась очень важна и через море он выходил на самые главные для него вопросы. Морские темы позволяли говорить о самых серьезных вещах, которые его волновали всю жизнь. Скажем, песня "Белое безмолвие" — это по большому счету расширенная и углубленная в метафизику тематика, начатая в песне "Я не люблю". Только в "Я не люблю" это сказано как бы простым и доступным языком, а в "Белом безмолвии" это же самое уведено в метафизику и выведено как жизненная парадигма, олицетворяющая достойную с точки зрения Высоцкого жизнь. Поэтому именно этой песней и открывается альбом.

— Ваш предыдущий альбом "Ястреб" — жесткий, четко обозначающий вашу социальную позицию. Можно ли предположить, что выбор песни "В куски разлетелася корона" — это определенный кивок в сторону "Ястреба"?

— Эта песня меня совершенно поразила, и она может быть легко прочитанной именно в контексте событий, которые так потрясли и разделили наше общество в 2014 году. Высоцкий что, в общем, понятно, учитывая масштаб этого поэта, здесь прорывается как пророк, пускай и создавал он это стихотворение совершенно на другую тему и о другом событии, и для меня это было двойным открытием.

Мария Святская. Предоставлено пресс-службой артиста

— В нескольких песнях звучат голоса Дмитрия Харатьяна, Екатерины Гусевой, Маши Макаровой из группы "Маша и Медведи". Почему вы привлекли их для работы над альбомом?

— Когда слушаешь песни Высоцкого, у тебя же свои ассоциативные ряды, ты мыслишь категориями своей сложившейся жизни — иначе их постичь и спеть невозможно. С Димой мы в последние годы много общаемся и, неоднократно пересекаясь на творческих различных полях, поняли, что есть какие-то моменты, которые для нас одинаково важны. Именно его искреннее исполнение меня подкупило, после чего я и предложил ему исполнить песню "Давно смолкли залпы орудий".

Когда мы с Сашей Белоносовым работали над "Гимном морю и горам", мы поняли, что нам нужны две стихии: стихия воды нам нужна и стихия земли. Любая из стихий — женщина, и это единственный момент в альбоме, где появляются эти два женских голоса. Там же главная закольцованность идеи — "служение стихиям не терпит суеты, к двум полюсам ведет меридиан". И вот эти две стихии у нас олицетворяют Маша Макарова и Катя Гусева.

— Возвращаясь к началу разговора: тщательно погрузившись в исходный материал, много работая над ним и получив достойный результат, можете ли вы сейчас найти объяснение гения Владимира Высоцкого, удивительной актуальности его стихов и песен?

— Для себя могу объяснить только промыслом Божьим. Думаю, что Высоцкий как большой поэт, которому однажды открылись непознанные каналы, все чувствовал особым образом. А вот почему у человека появляется этот жизненно необходимый для всех нас канал-источник? Вот это вопрос, на который нет ответа, и нам остается просто жить в ауре этого присутствия. Когда человек такого масштаба уходит, мы понимаем, что на его место не придет никто.

Высоцкому было предназначено появиться в определенный период истории, чтобы показать, всей стране и тем, кто его любил, и тем, кто нет, что нам в его лице было дано провидение. Высоцкий — фигура, воплотившая в себе все самые главные мысли, чаяния. Вряд ли мы с вами назовем кого-то, кого можно поставить рядом с масштабом и глубиной его личности. Конечно, можно сетовать на ранний уход Высоцкого, но если посмотреть на оставленное нам его творческое наследие, то, пожалуй, грех жаловаться.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео