ТАСС 4 апреля 2018

Открыть кофейню в Грозном «для души»

Фото: ТАСС
На улице Маяковского во дворах жилых домов располагается кофейня в чрезвычайно демократичном для Грозного стиле. Небольшая комната оформлена деревянными ящиками, в ней помещается пять столиков, у бара — пара высоких табуретов. За ними сидят взрослые и дети, мужчины и девушки, люди разных профессий и возрастов, говорящие по-русски, по-чеченски и даже по-английски.
"Эти девочки из Ливерпуля. Сам я никогда за границей не жил, а в гостях у меня бывают и Бельгия, и Англия, и Франция, и Канада", — поясняет Рамзан, владелец кофейни Ramozoti. Он имеет в виду молодых чеченцев, живущих по всему миру и навещающих родню в Грозном.
Кофейня открылась минувшей осенью. В пяти минутах пешком — легендарный грозненский Дом печати и телецентр. В Ramozoti отвлекается от работы творческая публика: журналисты, операторы и историки из расположенного неподалеку Национального музея ЧР. В кофейне кто-то постоянно занимается изучением иностранных языков, проводит мастер-классы или фотосъемку в необычном интерьере. Рамзан и сам планирует начать обучение кофейному делу, проводить консультации и мастер-классы для ресторанов.
Че Гевара и Фрэнк Синатра
Полгода назад Рамзану Наурханову предложили арендовать помещение старой блинной на первом этаже жилой пятиэтажки. Несмотря на отсутствие денег для вложений, он решился открыть кофейню. Зарабатывает Рамзан, поставляя кофейные зерна оптом в грозненские рестораны, а стоять за стойкой и создавать атмосферу — это пока для души. На развитие заведения он тратит все личное время и весь доход от работы у бара.
На стене у входа — авторский рисунок маслом: Хайзенберг из голливудского сериала «Во все тяжкие». Его семь дней по собственной инициативе рисовала молодая художница Ума из Махачкалы. Творческий вызов приняла другая посетительница: сказала, что сможет не хуже, и изобразила напротив Че Гевару.
"Единственное, что пока осталось от блинной, — это столы. А большую часть красивых вещей для создания уюта принесли сами гости", — говорит Рамзан. Поначалу в Ramozoti не было даже стульев. Сидели на мешках с выдохшимся кофе — неликвиде, который достался бариста бесплатно.
Из подаренных дисков со временем подобралась коллекция винила. Рамзан достает из конверта пластинку Фрэнка Синатры. «Привезли из-за рубежа первый диск, второй, третий. Но проигрывать было не на чем, поэтому подарили и технику».
Первое время Рамзан работал без вывески. «Хочу сделать фасад в скандинавском стиле, просто и со вкусом, — объясняет он. — Чтобы полный минимализм, а не как у нас любят — из космоса видно».
Кофейни и кондитерские в Грозном очень популярны: в них проводят время и мужские, и девичьи компании. Есть сетевики, и есть просто местные заведения, где идея кофе — основная. Например, зародившаяся в Новосибирске сеть Traveler`s Coffee, под брендом которой работают две кофейни. Или Coffee Soul, кофемобили которой припаркованы вдоль центральных проспектов. Рамзан Наурханов приводит эти примеры в качестве кейсов с правильной бизнес-концепцией и долгосрочной стратегией, к чему стремится и он сам.
Бариста считает, что кофейная культура в Чечне развивается стремительно, хотя работать иногда мешают банальные стереотипы. «Бывает обидно, когда очередное заведение за колоссальный для Грозного гонорар обращается за консультациями по расширению бизнеса к специалистам в других регионах, чтобы услышать то же, что могут рассказать наши чеченские ребята».
В Магадан и обратно
Рамзан говорит, что вырос среди развалин, и поэтому атмосфера Грозного для него сейчас больше в людях, чем в архитектуре. «Конечно, я хочу зарабатывать, но это не первостепенно. Мне доставляет удовольствие радовать людей новыми вкусами и атмосферой. Стараюсь собрать здесь ценителей кофейной культуры».
Мелом на доске в Ramozoti перечислено несколько вариантов одного только раф-кофе. Помимо сливочно-ванильной классики, есть «Апельсиновая самбука», «Масала», «Кориандр-лимон», «Шалфей», «Лаванда». Периодически Рамзан добавляет в ассортимент новые вкусы, при этом сиропы грозненский бариста не признает и сам делает сухие смеси из натуральных трав и пряностей.
Молодой человек никогда не планировал заниматься кофе, да и учиться в юности возможности не было. В 2006–2007 годах в Грозном шло восстановление, и сразу после школы он устроился зарабатывать на стройку, а в 20 лет уехал в другой регион.
"В детстве было тяжеловато, но тогда не замечали этих моментов. Жили большой идеей — восстановить город, целые дома за неделю выстраивали. Я работал на стройке, в других направлениях себя не видел. Боялся застрять в чернорабочих навсегда, потому улетел в Магадан к родственникам".
На Дальнем Востоке Рамзан познакомился с чайной церемонией и кофейной культурой — у его друзей был свой чайный магазин. Там обсуждали чаи, мешали сложные сборы, дегустировали. В Магадане появилось и его нынешнее прозвище, которое в уникальной чеченской орфографии переехало на вывеску кофейни.
Местные в баре
"Опыт чайных церемоний сыграл роль, когда я через четыре года вернулся в Грозный и случайно устроился в кафе, а потом и в известный ресторан «Майдан» напротив мечети «Сердце Чечни» — его уже нет. Практически весь персонал были приезжие, и я — местный — в баре".
Работа в сфере сервиса для жителей вайнахских республик, как говорит Рамзан, тогда еще была в диковину. Профессии официанта, стюарда, проводника в традиционных слоях общества часто воспринимались как обслуга.
"Вот, ты, здоровый пацан, и кем работаешь?" — поначалу было такое отношение. Объяснял: для меня нет понятия «плохая работа», есть просто работа. C тех пор прошло три года, Грозный сильно изменился, развивается туризм. Появилась своя кофейная культура, и сейчас человека у бара воспринимают нормально".
Набравшись первого опыта на родине, Рамзан уехал повышать квалификацию в Москву. Там проверил на себе, как столичные коллеги трудятся по 14 часов в день, как ведут бизнес. Вернувшись в республику, поступил в ЧГУ на специальность «Сервис и туризм».
Уже несколько лет Наурханов поставляет кофе в рестораны и кафе Грозного. Начинал с того, что развозил партии кофейных зерен на велосипеде.
Пока Рамзан дает интервью, у кофемашины стоит его 14-летний тезка. Они дальние родственники, и за стойкой бара Рамзан-младший оказался из педагогических соображений.
"Взял его помогать, чтобы он не занимался ерундой. Конечно, зарабатывает немного. Среди людей он по-взрослому себя чувствует и стал серьезнее. Стараюсь, чтобы он здесь развивался. Однажды заметил, что он стал пропускать школу, и запретил неделю ходить в кофейню. Надо было видеть, какая истерика началась", — рассказывает Рамзан.
Делая пенку на капучино, подросток говорит, что уверен: он будет работать в кофейном бизнесе.
"После уроков я тут провожу пару часов, что-то новое узнаю. Про сорта знаю, кофемолку настроить могу. Хочу научиться чинить кофемашинки. Буду серьезно работать. Рамзан меня не только про кофе учит, а еще и чтобы я в жизни все правильно делал".
Ольга Калантарова
Комментарии
Читайте также
Как провести выходные в Москве
2
KFC четыре часа транслировала котиков
1
Сколько принято оставлять на чай
6
8 вещей, которые нельзя делать в барах
1