Ещё

Скальпель и утюг: как в Красноярске реставрируют старинные картины 

КРАСНОЯРСК, 29 ноя — РИА Новости, Виктория Мельникова. Единственный в Красноярском крае художник-реставратор Дмитрий Ильин уже более двадцати лет восстанавливает старинные иконы и картины известных русских художников. Он рассказал корреспонденту РИА Новости, как отличить работы настоящего Сурикова от подделки, и объяснил, для чего реставратору нужны утюг и скальпель.

Первый известный красноярский реставратор, политический ссыльный Михаил Киборт, более ста лет назад приехал в Сибирь и устроился работать в Красноярский краеведческий музей. Именно Киборту удалось спасти от разрушения сотни редких экспонатов. 29 ноября исполнилось 175 лет со дня его рождения.

Сегодня в Красноярском краеведческом музее своего реставратора нет, экспонаты «возвращают к жизни» в Москве. Во всем крае остался единственный художник-реставратор — сотрудник Красноярского художественного музея Дмитрий Ильин.

Музей, в котором уже более двадцати лет работает Ильин, носит имя известного русского художника, красноярца Василия Сурикова. Около 80-ти его работ легли в основу коллекции музея, сделав его тем самым одним из самых крупных в России. Часть коллекции суриковский музей получил от краеведческого, часть подарил правнук художника — Никита Михалков.

Дмитрий Ильин говорит, что попал сюда случайно. Он закончил Чебоксарское художественное училище, отслужил в армии и решил получить высшее художественное образование.

"Москва и Санкт-Петербург меня не прельщали. Здесь, в Красноярске, училась моя однокурсница по училищу. Она много рассказывала о «Столбах» и Енисее. Тогда я был романтиком и недолго думая приехал сюда", — вспоминает Ильин.

В институт он не поступил, зато устроился на работу в музей имени Сурикова. Первое время Ильину доверяли только рисовать рекламные плакаты и переносить тяжелые картинные рамы, а уже через год отправили на курсы реставраторов в Москву.

"Если честно, мне с детства казалось, что профессия реставратора полна тайн и загадок. Я всегда думал, что реставратор картин обладает мастерством, непонятным простым смертным. Конечно, я никогда не думал, что стану реставратором сам", — говорит Ильин.

Рабочий кабинет Дмитрия Ильина представляет собой большую реставрационную комнату. Вдоль стен стоят картинные рамы, на потолке — яркие лампы, а посередине комнаты расположился огромный двухметровый стол, на котором реставратор работает. Есть в кабинете и высокий книжный шкаф, где, кроме книг по искусству, стоят томики стихов Бориса Пастернака и труды философа Ивана Ильина.

Дмитрий говорит, что реставратору без книг не обойтись. «Например, сейчас я реставрирую картину неизвестного художника первой половины XIX века. На ней изображен молодой военный. Прежде чем приступить к восстановлению картины, я проштудировал много литературы, в том числе и художественной. Важно было выяснить, кто изображен на картине и в каком он чине», — поясняет он.

Ильину удалось выяснить, что зовут поручика Павел Головин и принадлежит он к старинному дворянскому роду. Имя его упоминается в «Севастопольских рассказах» Льва Толстого. О личности художника пока ничего не удалось выяснить. «Единственное, совсем недавно я заметил в углу картины нечто напоминающее подпись автора. Со временем она стерлась, но след все же остался», — рассказывает реставратор.

Помимо книг, для работы реставратор использует скальпель, шприц и чугунный утюг. «По большому счету, набор реставрационных инструментов, несмотря на все современные технологии, не изменился со времен Киборта. Свою первую работу — икону середины XIX века „Усекновение головы Иоанна Предтечи“ — я реанимировал именно благодаря этим инструментам», — говорит Ильин. Красноярский реставратор Дмитрий Ильин

Дмитрий может часами рассказывать технологию спасения картин. Он, как маститый хирург, берет в руки скальпель и показывает, как им счищать старую краску, а с помощью медицинского шприца проклеивать холст.

К слову, проклеивают холсты не синтетическим, а животным клеем, который реставратор изготавливает сам из плавательных пузырей осетровых рыб. Считается, что такой клей лучше скрепляет. Чугунный утюг в арсенале реставратора — мощный пресс, с помощью которого любая бумага или тот же клей намертво пристают к холсту.

Он вспоминает, что особую важность своей профессии почувствовал, когда впервые прикоснулся к работам Василия Сурикова. Ильину пришлось реставрировать две самые известные картины художника из фонда красноярского музея — «Милосердный самарянин» 1874 года и «Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге» 1870 года.

Эмоции, которые возникли у реставратора тогда, он описывает емкой фразой «душа ушла в пятки».

"Я волновался от одной мысли, что держу в руках картину Сурикова. Волнение зашкалило, когда приступил к картине «Вид памятника Петру I». Она была уже реставрирована. В некоторых местах авторской живописи краска изменила цвет, предыдущий реставратор немного эти места дорисовал. Я скальпелем отскабливал его «дорисовки» и восстанавливал суриковскую живопись. На это ушло пару месяцев", — вспоминает Ильин.

Дмитрий Ильин говорит, что ему приходится реставрировать не только картины и иконы из фонда музея, но и те полотна, которые к нему приносят красноярцы. «Я могу примерно определить, когда картина была написана, реставрировалась ли она, и, если необходимо, сам сделать небольшую реставрацию», — поясняет он.

Дмитрий рассказывает, что ему часто приносят картины из домашних «кладовых». «Чаще всего люди вспоминают о семейных реликвиях, когда нужны деньги. Они приносят к нам полотна, чтобы подготовить их к продаже. Многие хотят понять, не фальшивка ли у них хранится», — поясняет Ильин.

По его словам, фальшивые картины, которые выдаются за шедевры русской живописи, сейчас встречаются все чаще. «Высокие цены на антиквариат подстегивают фальсификаторов. Я видел работы настолько мастерски подделанные, что только с помощью сложных экспертиз, которые проводятся в Москве, можно было отличить подлинное полотно от подделанного», — отмечает Ильин.

Красноярский реставратор Дмитрий ИльинРеставратор говорит, что фальшивые полотна красноярцы ему приносят редко. В основном приходят с подлинниками, и среди них попадаются настоящие шедевры. Ильин вспоминает два любопытных случая. В первый раз женщина принесла очень красивый, хорошо сохраненный пейзаж русского художника конца XIX века Александра Киселева. Досталась ей эта картина от прабабушки-дворянки.

"Она предложила музею ее купить. Стоило полотно около двух миллионов рублей. У нас не было таких денег. Вторую картину принесла другая красноярка. Это был пейзаж Алексея Саврасова, на котором изображен Лосиный остров. Полотно было в плохом состоянии. Я его отреставрировал, и женщина тут же продала картину, а на эти деньги купила квартиру в Красноярске", — вспоминает Ильин.

Дмитрий может долго и увлекательно рассказывать о картинах известных художников. Говорит, что уже будучи реставратором, думал поступать на искусствоведческий факультет, но не сложилось. Есть у него лишь одно небольшое сожаление — что сам не стал художником.

"Живопись — мое призвание. Мне нравится сам процесс восприятия натуры и переложение ее на холст. Но я понимаю, что у меня нет такого таланта, как у художников, чьи работы я реставрирую. С этим я пытаюсь смириться", — признается Ильин.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео