Ещё
Билеты в кино
Суперсемейка-2
Мультфильм, Приключение, Семейный
Купить билет
Мир Юрского периода-2
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Красотка на всю голову
Комедия
Купить билет
Лето
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет

Восемь художниц, изменивших историю 

Фото: Нижегородская правда
фото pixabay.comВосемь художниц, изменивших историюИсторически сложилось, что роль женщины в искусстве всегда была второстепенной. Женщина служила музой, натурщицей, но не художником. Даже талантливых художниц не воспринимали всерьез, им сложно было занять достойное место в мужском артистическом мире.
Несмотря ни на что, среди женщин-художниц появлялись настолько талантливые и самобытные «жемчужины», которые блистали так ярко и своим искусством затмили даже самых великих мужчин.
В преддверии Международного женского дня, восемь историй о женщинах-художницах, изменивших историю. №1. Фрида Кало.
«Я дразню смерть и смеюсь над ней так, что она не может быть со мной хороша».
Фрида Кало — одна из самых ярких художниц в истории живописи. История ее жизни — настоящий психологический триллер.
В шесть лет Фрида переболела полиомиелитом, в результате чего ее правая нога осталась короче левой и она всю оставшуюся жизнь хромала. В 18 лет художница попала в страшную аварию. Она перенесла более 30 операций, целый год была прикована к больничной койке. В госпитали и начался ее художественный путь.
В 22 Фрида вышла замуж за взбалмошного и любвеобильного художника Диего Ривера, который постоянно ей изменял. Фриду и Диего объединяли не только любовь, страсть и живопись, но еще и коммунистическая партия.
Из-за полученных травм, художница не могла иметь детей, и эта боль отразилась в ее творчестве. №2. Сюзанна Валадон.
«Я пишу людей, чтобы узнать их. Не приводите ко мне женщин, которые ждут, что я изображу их обаятельными или приукрашенными, я их немедленно разочарую».
Мари-Клементин Валад, известная как Сюзанна Валадон, была первой женщиной, принятой во французский союз художников в 1894 году.
В возрасте пятнадцати лет она стала цирковой акробаткой, но год спустя была вынуждена завершить цирковую карьеру из-за травмы. Затем работала натурщицей у многих известных художников таких, как Пьер Огюст Ренуар, Анри Тулуз-Лотрек и Эдгар Дега.
Валадон писала натюрморты, цветы и пейзажи, замечательные силой композиции и энергичными цветами. Также она известна изображениями обнаженной натуры.
В 1894 году Валадон становится первой женщиной, допущенной к членству в Национальном обществе изящных искусств. №3. Клара Петерс.
Клара Петерс считается одной из первых известных женщин-художниц, мастер натюрмортов. Ее работы были признаны наряду с натюрмортами ее коллег мужского пола.
Клара Петерс родилась в 1594 году в Гааге. Художница происходила из богатой семьи. На ее натюрмортах изображена дорогая посуда и изобилие деликатесов.
О судьбе художницы мало, что известно, но ее натюрморты украшают музеи мира. № 4. Джорджия О’Кифф.
«Я ненавижу цветы. Я рисую их, потому что они дешевле моделей, и они не двигаются».
Джорджия О’Кифф — американская художница, прославившаяся своими картинам с огромными цветами.
В 2014 году Джорджия О’Кифф стала самой дорогой в мире женщиной-художником. Её картина «Дурман» (Белый цветок № 1) была продана за рекордные 44 млн долларов.
В 1929 году, после ссоры с мужем, который уходит от художницы к молодой любовнице, Джорджия отправляется в Нью-Мексико в поисках вдохновения и душевного равновесия. После первой поездки в Нью-Мексико начинает писать черепа и кости животных и пустынные пейзажи.
В 1970-х О’Кифф частично теряет зрение, работает с керамикой и пишет автобиографическую книгу. № 5. Наталья Гончарова.
Наталья Гончарова — правнучатая племянницы Натальи Николаевны Гончаровой, супруги Александра Сергеевича Пушкина. Была ученицей великого русского художника Константина Коровина.
Считается одной из основательниц русского авангарда. Вместе с мужем, художником Михаилом Ларионовым, основала творческое объединение «Ослиный хвост».
Работала с Сергеем Дягилевым над оформлением «Русских сезонов» в Париже.
В 2008 году картина Гончаровой «Цветы» была продана более, чем за 10 млн долларов и стала самой дорогой картиной, написанной женщиной.
№ 6. Вера Мухина.
«То, что пугало вчера, стало родным сегодня».
Вера Мухина — советский скульптор, автор известных монументов, таких как «Рабочий и колхозница», «Наука», «Хлеб» и «Плодородье» а также памятников Максиму Горькому в Нижнем Новгороде и Чайковскому в Москве.
В 22 года Вера вылетела из саней и сильно травмировала лицо. Мухина перенесла 7 пластических операций и была совершенно сломлена. Черты ее лица стали абсолютно мужскими. Потеряв собственное лицо, она твердо стать скульптором, работами которого будут вдохновляться тысячи людей.
В 1928 году Скульптура Мухиной «Крестьянка» получила Сталинскую премию, после второй мировой войны перешла в собственность музея Ватикана в Риме.
Самой знаменитой композицией Мухиной стал 24-метровый монумент «Рабочий и колхозница», который был установлен в Париже на Всемирной Выставке в 1937 году. № 7. Марина Абрамович.
«Меня интересуют только те идеи, которые вызывают зависимость и лишают тебя покоя — те идеи, которых я боюсь».
Марина Абрамович — югославская современная художница, мастер перфоманса, открывшая новое понятие идентичности, делая наблюдателей участниками и сосредотачиваясь на «противостоянии боли, крови и физических пределах тела».
Главным объектом перформансов художницы всегда было ее собственное тело. Желая изучить его границы и возможности, она переносила боль, изнеможение и опасности в поисках эмоционального и духовного преображения.
Самый известный перфоманс Абрамович — «В присутствии художника». Идея перформанса заключалась в том, что художница, сидя за столом в пустом зале, могла установить зрительный контакт с любым желающим посетителем выставки, который садился напротив нее. Перформанс длился 736 часов и 30 минут, художница посмотрела в глаза 1500 зрителям. Она работала 3 месяца, практически без выходных, молча и неподвижно сидела на стуле. За 15 минут контакта, каждый переживал свой опыт, кто-то плакал, кто-то улыбался, и каждый уходил из музея, как после сеанса с психотерапевтом.
Самой Марине Абрамович на момент перфоманса было 63 года.
JTNDYmxvY2txdW90ZSUyMGNsYXNzJTNEJTIyaW5zdGFncmFtLW1lZGlhJTIyJTIwZGF0YS1pbnN0Z3JtLWNhcHRpb25lZCUyMGRhdGEtaW5zdGdybS1wZXJtYWxpbmslM0QlMjJodHRwcyUzQSUyRiUyRnd3dy5pbnN0YWdyYW0uY29tJTJGcCUyRkJmX0FjaEJnTnVSJTJGJTIyJTIwZGF0YS1pbnN0Z3JtLXZlcnNpb24lM0QlMjI4JTIyJTIwc3R5bGUlM0QlMjIlMjBiYWNrZ3JvdW5kJTNBJTIzRkZGJTNCJTIwYm9yZGVyJTNBMCUzQiUyMGJvcmRlci1yYWRpdXMlM0EzcHglM0IlMjBib3gtc2hhZG93JTNBMCUyMDAlMjAxcHglMjAwJTIwcmdiYSUyODAlMkMwJTJDMCUyQzAuNSUyOSUyQzAlMjAxcHglMjAxMHB4JTIwMCUyMHJnYmElMjgwJTJDMCUyQzAlMkMwLjE1JTI5JTNCJTIwbWFyZ2luJTNBJTIwMXB4JTNCJTIwbWF4LXdpZHRoJTNBNjU4cHglM0IlMjBwYWRkaW5nJTNBMCUzQiUyMHdpZHRoJTNBOTkuMzc1JTI1JTNCJTIwd2lkdGglM0Etd2Via2l0LWNhbGMlMjgxMDAlMjUlMjAtJTIwMnB4JTI5JTNCJTIwd2lkdGglM0FjYWxjJTI4MTAwJTI1JTIwLSUyMDJweCUyOSUzQiUyMiUzRSUzQ2RpdiUyMHN0eWxlJTNEJTIycGFkZGluZyUzQThweCUzQiUyMiUzRSUyMCUzQ2RpdiUyMHN0eWxlJTNEJTIyJTIwYmFja2dyb3VuZCUzQSUyM0Y4RjhGOCUzQiUyMGxpbmUtaGVpZ2h0JTNBMCUzQiUyMG1hcmdpbi10b3AlM0E0MHB4JTNCJTIwcGFkZGluZyUzQTQxLjE0NzU0MDk4MzYwNjU1NCUyNSUyMDAlM0IlMjB0ZXh0LWFsaWduJTNBY2VudGVyJTNCJTIwd2lkdGglM0ExMDAlMjUlM0IlMjIlM0UlMjAlM0NkaXYlMjBzdHlsZSUzRCUyMiUyMGJhY2tncm91bmQlM0F1cmwlMjhkYXRhJTNBaW1hZ2UlMkZwbmclM0JiYXNlNjQlMkNpVkJPUncwS0dnb0FBQUFOU1VoRVVnQUFBQ3dBQUFBc0NBTUFBQUFwV3FvekFBQUFCR2RCVFVFQUFMR1BDJTJGeGhCUUFBQUFGelVrZENBSzdPSE9rQUFBQU1VRXhVUmN6TXpQZjM5OWZYMSUyQmJtNW16WTlBTUFBQURpU1VSQlZEakx2WlhiRXNNZ0NFUzUlMkZQOCUyRnQ5RnVSVkNSbVU3M0pXbHpvc2dTSUlaVVJDam8lMkZhZCUyQkVRSkpCNEh2OEJGdCUyQklEcFFvQ3gxd2pPU0JGaGgyWHNzeEVJWW4zdWxJJTJGNk1OUmVFMDdVSVdKRXY4VUVPV0RTODhMWTk3a3F5VGxpSktLdHVZQmJydUF5Vmg1d09IaVhtcGk1d2U1OEVrMDI4Y3p3eXVRZExLUEcxQmtiNE5uTSUyQlZlQW5mSHFuMWs0JTJCR1BUNnVHUWN2dTJoMk9WdUlmJTJGZ1dVRnl5OE9XRXBkeVpTYTNhVkNxcFZvVnZ6WloyVlRubjJ3VThxelZqRERldE85MEdTeTltVkxxdGdZU3kyMzFNeHJZNkkyZ0dxanJUWTBMOGZ4Q3hmQ0JiaFdyc1lZQUFBQUFFbEZUa1N1UW1DQyUyOSUzQiUyMGRpc3BsYXklM0FibG9jayUzQiUyMGhlaWdodCUzQTQ0cHglM0IlMjBtYXJnaW4lM0EwJTIwYXV0byUyMC00NHB4JTNCJTIwcG9zaXRpb24lM0FyZWxhdGl2ZSUzQiUyMHRvcCUzQS0yMnB4JTNCJTIwd2lkdGglM0E0NHB4JTNCJTIyJTNFJTNDJTJGZGl2JTNFJTNDJTJGZGl2JTNFJTIwJTNDcCUyMHN0eWxlJTNEJTIyJTIwbWFyZ2luJTNBOHB4JTIwMCUyMDAlMjAwJTNCJTIwcGFkZGluZyUzQTAlMjA0cHglM0IlMjIlM0UlMjAlM0NhJTIwaHJlZiUzRCUyMmh0dHBzJTNBJTJGJTJGd3d3Lmluc3RhZ3JhbS5jb20lMkZwJTJGQmZfQWNoQmdOdVIlMkYlMjIlMjBzdHlsZSUzRCUyMiUyMGNvbG9yJTNBJTIzMDAwJTNCJTIwZm9udC1mYW1pbHklM0FBcmlhbCUyQ3NhbnMtc2VyaWYlM0IlMjBmb250LXNpemUlM0ExNHB4JTNCJTIwZm9udC1zdHlsZSUzQW5vcm1hbCUzQiUyMGZvbnQtd2VpZ2h0JTNBbm9ybWFsJTNCJTIwbGluZS1oZWlnaHQlM0ExN3B4JTNCJTIwdGV4dC1kZWNvcmF0aW9uJTNBbm9uZSUzQiUyMHdvcmQtd3JhcCUzQWJyZWFrLXdvcmQlM0IlMjIlMjB0YXJnZXQlM0QlMjJfYmxhbmslMjIlM0VUb2RheSUyMEklMjBmZWVsJTIwc28lMjBob25vdXJlZCUyMGFuZCUyMGhhcHB5JTIwdG8lMjBoYXZlJTIwdGhlJTIwb3Bwb3J0dW5pdHklMjB0byUyMGF0dGVuZCUyMCU0MGRhdmVsYWNraWUlRTIlODAlOTlzJTIwJTIzU2hpc2VpZG9kb3RzJTIwZXZlbnQlMjBhdCUyMHRoZSUyMCU0MGFnb3Rvcm9udG8lMjAlRTIlOUQlQTQlRUYlQjglOEYlRTIlOUQlQTQlRUYlQjglOEYlRTIlOUQlQTQlRUYlQjglOEYlMjAlRTIlODAlQTIlMjBXZSUyMGFyZSUyMGdvaW5nJTIwdG8lMjBoYXZlJTIwYW4lMjBhbWF6aW5nJTIwdGltZSUyMHRvdXJpbmclMjAlMjN5YXlvaWt1c2FtYSVFMiU4MCU5OXMlMjAlMjNpbmZpbml0eW1pcnJvcnMlMjBleGhpYml0JTIwd2hpbGUlMjBsZWFybmluZyUyMGFib3V0JTIwJTQwc2hpc2VpZG8lRTIlODAlOTlzJTIwTkVXJTIwRXNzZW50aWFsJTIwRW5lcmd5JTIwU2tpbmNhcmUlMjBsaW5lLiUyMElmJTIweW91JTIwd291bGQlMjBsaWtlJTIwdG8lMjBmb2xsb3clMjBvdXIlMjBhZHZlbnR1cmUlMkMlMjBtYWtlJTIwc3VyZSUyMHlvdSUyMGZvbGxvdyUyMHRoZSUyMCUyM3NoaXNlaWRvZG90cyUyMGhhc2h0YWclMjBvbiUyMEZhY2Vib29rJTJDJTIwSW5zdGElMjBhbmQlMjB0d2l0dGVyLiUyMCVFMiU4MCVBMiVFMiU4MCVBMiVFMiU4MCVBMiUyMCUyM3NoaXNlaWRvJTIwJTIzaW5maW5pdGVrdXNhbWElMjAlMjNrdXNhbWElMjAlMjNjb250ZW1wb3JhcnlhcnRnYWxsZXJ5JTIwJTIzbW9kZXJuYXJ0aXN0JTIwJTIzYWJzdHJhY3RhcnR3b3JrJTIwJTIzZGF2ZWxhY2tpZSUyMCUyM2FydGdhbGxlcnlvZm9udGFyaW8lMjAxMiUyMCUyM2FuZHl3YXJob2wlMjAlMjN0b3JvbnRvZXZlbnRzJTIwJTIzdG9yb250b2luZmx1ZW5jZXIlMjAlMjN0aGluZ3N0b2RvaW50b3JvbnRvJTIwJTIzdG9yb250b2F0dHJhY3Rpb25zJTIwJTIzaWxvdmV0b3JvbnRvJTIwJTIzcG9sa2Fkb3RkcmVzcyUyMCUyM2xpZmVzdHlsZWJsb2dnZXJzJTIwJTIzYmVhdXR5YmxvZ2dlcnMlMjAlMjNtYWtldXBibG9nZ2VycyUyMDIyJTIwJTIzc2hpc2VpZG9za2luY2FyZSUyMCUyM2Vzc2VudGlhbGVuZXJneSUyMCUyM2FydGFuZGJlYXV0eSUyMCUyM2Zhc2hpb25hbmRzdHlsZSUyMCUyM3JlbmV1cmF0ZWNobm9sb2d5JTIwJTIzaGFwcHliaXJ0aGRheXRvcm9udG8lMjAlMjNBc2hpdGFiYSUyMCUyM2NlbGVicmF0ZXRvcm9udG8lM0MlMkZhJTNFJTNDJTJGcCUzRSUyMCUzQ3AlMjBzdHlsZSUzRCUyMiUyMGNvbG9yJTNBJTIzYzljOGNkJTNCJTIwZm9udC1mYW1pbHklM0FBcmlhbCUyQ3NhbnMtc2VyaWYlM0IlMjBmb250LXNpemUlM0ExNHB4JTNCJTIwbGluZS1oZWlnaHQlM0ExN3B4JTNCJTIwbWFyZ2luLWJvdHRvbSUzQTAlM0IlMjBtYXJnaW4tdG9wJTNBOHB4JTNCJTIwb3ZlcmZsb3clM0FoaWRkZW4lM0IlMjBwYWRkaW5nJTNBOHB4JTIwMCUyMDdweCUzQiUyMHRleHQtYWxpZ24lM0FjZW50ZXIlM0IlMjB0ZXh0LW92ZXJmbG93JTNBZWxsaXBzaXMlM0IlMjB3aGl0ZS1zcGFjZSUzQW5vd3JhcCUzQiUyMiUzRSVEMCU5RiVEMSU4MyVEMCVCMSVEMCVCQiVEMCVCOCVEMCVCQSVEMCVCMCVEMSU4NiVEMCVCOCVEMSU4RiUyMCVEMCVCRSVEMSU4MiUyMCUzQ2ElMjBocmVmJTNEJTIyaHR0cHMlM0ElMkYlMkZ3d3cuaW5zdGFncmFtLmNvbSUyRmNoZWVyNGNoZXIlMkYlMjIlMjBzdHlsZSUzRCUyMiUyMGNvbG9yJTNBJTIzYzljOGNkJTNCJTIwZm9udC1mYW1pbHklM0FBcmlhbCUyQ3NhbnMtc2VyaWYlM0IlMjBmb250LXNpemUlM0ExNHB4JTNCJTIwZm9udC1zdHlsZSUzQW5vcm1hbCUzQiUyMGZvbnQtd2VpZ2h0JTNBbm9ybWFsJTNCJTIwbGluZS1oZWlnaHQlM0ExN3B4JTNCJTIyJTIwdGFyZ2V0JTNEJTIyX2JsYW5rJTIyJTNFJTIwRm9sbG93JTIwJTQwY2hlcmFubjMlMjAlRjAlOUYlOTIlOTYlM0MlMkZhJTNFJTIwJTI4JTQwY2hlZXI0Y2hlciUyOSUyMCUzQ3RpbWUlMjBzdHlsZSUzRCUyMiUyMGZvbnQtZmFtaWx5JTNBQXJpYWwlMkNzYW5zLXNlcmlmJTNCJTIwZm9udC1zaXplJTNBMTRweCUzQiUyMGxpbmUtaGVpZ2h0JTNBMTdweCUzQiUyMiUyMGRhdGV0aW1lJTNEJTIyMjAxOC0wMy0wNlQxNCUzQTA1JTNBMzElMkIwMCUzQTAwJTIyJTNFJUQwJTlDJUQwJUIwJUQxJTgwJTIwNiUyQyUyMDIwMTglMjAlRDAlQjIlMjA2JTNBMDUlMjBQU1QlM0MlMkZ0aW1lJTNFJTNDJTJGcCUzRSUzQyUyRmRpdiUzRSUzQyUyRmJsb2NrcXVvdGUlM0UlMjAlM0NzY3JpcHQlMjBhc3luYyUyMGRlZmVyJTIwc3JjJTNEJTIyJTJGJTJGd3d3Lmluc3RhZ3JhbS5jb20lMkZlbWJlZC5qcyUyMiUzRSUzQyUyRnNjcmlwdCUzRQ==№ 8. Яёи Кусама.
“Мое искусство берет своё начало в моих галлюцинациях, которые только я могу видеть».
Яркий, эпатажный образ, красная одежда в белый горошек — японская художница Яёи Кусама одна из самых противоречивых и обсуждаемых художниц современности.
С детства Яёи страдала галлюцинациями и навязчивыми мыслями суицидального характера. Все, что попадалось юной художницы под руку расписывалось горошками. Рисунок в горошек стал её фирменным стилем, её персональным брендом.
В 50-х годах прошлого века Кусама уехала из Японии в Нью-Йорк, где познакомилась с самим Энди Уорхолом. В 60-е эпатажная художница возглавила авангардное арт-движение, организовывала безумные и провокационные хэппенинг и перфомансы, раскрашивая все и всех в горошек. Тогда же художница занялась fashion-индустрией и основала собственный бренд «Kusama Fashion Company Ltd».
В середине 70-х здоровье Яёи стало ухудшаться и она была вынуждена вернуться в Японию и лечь в психиатрическую клинику.
И только в 90-х участие в Венецианском бьеннале вернули Кусаму в мир искусства. В 2008 году работа художницы была продана на аукционе Кристис за 5,1 млн долларов.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео