Ещё
Билеты в кино
Суперсемейка-2
Мультфильм, Приключение, Семейный
Купить билет
Мир Юрского периода-2
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
8 подруг Оушена
Боевик, Комедия, Криминальный
Купить билет
Красотка на всю голову
Комедия
Купить билет

Не только о войне: Верещагин в Третьяковке 

Фото: Ревизор.ru
Делать не так, как нравится, делать не так, как удобно. Переворачивать незыблемое, разрушать привычное. Современники говорили о Василии Васильевиче Верещагине как о крайне неуживчивом, своенравном человеке. Наперекор отцу-мещанину, отказавшись от почётной профессии военного, становится художником.
После нескольких лет обучения в петербургской Академии художеств уезжает на Кавказ ради настоящих, «живых» впечатлений, которых не получить в стенах учебных мастерских. А после выпуска не раздумывая мчится в Самарканд по приглашению генерала К. П. Кауфмана, где почти сразу оказывается участником боевых действий, защищая наравне со служившими там солдатами осаждённую крепость, хотя вызван он был, разумеется, в качестве художника. Но отсидеться где-то, спрятаться, видимо, для Верещагина было невозможно, немыслимо. И это только начало его многолетних странствий.
"Побеждённые. Панихида". 1878-1879. Фото: пресс-служба Третьяковской галереи
Художник-реалист, документалист, художник-исследователь. Постоянно в пути. В каждую свою поездку, а точнее, экспедицию он отправляется, основательно подготовившись и «вооружившись» не только этюдником, записными книжками, но и фанатизмом и пытливостью истинного учёного. Даже в небольших графических работах, этюдах, беглых зарисовках, в упрямых линиях, аккуратной россыпи штрихов видно, как упорная рука мастера не просто фиксирует, а детально прорабатывает, изучает выхваченное из нового мира, нового окружения. Художнику интересны и люди, — красота в своеобразии, колорите нации — и то, чем они живут, и что создано их руками и руками их предков. Огромное количество портретов, огромное количество пейзажей. Верещагин передаёт даже воздух, которым дышит описываемый им народ: раскаленный, трепещущий от жара в пустынях Азии или сырой, тяжёлый от дождей в Японии; здесь есть и пыльное небо степей Китая, и свежесть в туманных горах Алатау.
В просторных залах Третьяковки дизайнеры возвели практически целый восточный город с узкими улочками, порталами и арками и, конечно, центральной площадью. Экспозицию существенно оживили и разбавили предметы декоративно-прикладного искусства. Даже были привезены подлинные изразцы самаркандской мечети и двери мавзолея Гур-Эмир — усыпальницы Тимура (Тамерлана).
" Моти-Масджид ("Жемчужная мечеть") в Агре". Фото: пресс-служба Третьяковской галереи
В композицию выставки входит несколько серий (это продиктовано самим Верещагиным): «Туркестанская», «Индийская», «Балканская» (связана с событиями Русско-турецкой войны 1877 –1878 гг.), «Палестинская», «Русская», серия " 1812 год" (после долгих путешествий Верещагин обращается и к родной истории), «Японская» (последняя серия художника), «Трилогия казней» (представлена двумя полотнами: «Казнь заговорщиков в России», «Распятие на кресте у римлян». Где находится третья картина — «Подавление индийского восстания англичанами» — неизвестно. Она исчезла после того, как её выкупило правительство Англии).
Особое место, безусловно, отведено теме войны. Одна из самых знаменитых картин Василия Верещагина — «Апофеоз войны» — является своего рода эмблемой выставки. «Если не считать ворон, это натюрморт — по-французски ''мёртвая природа''», — так сам художник определял жанр этого произведения.
"Апофеоз войны". Фото: пресс-служба Третьяковской галереи
Верещагина называют пацифистом, хотя, строго говоря, оружие в руки он всё-таки брал. Он показывал войну так, как, может быть, показывать её было не принято. Но Верещагин заслужил, отвоевал себе право открыто говорить о смерти, о войне, о своей войне. "… С одушевлением было сказано об «единственных» по правде и высокой талантливости картинах Верещагина, иллюстрирующих, лучше всяких живых статей и книг, последнюю турецко-болгарскую войну. При этом было указано на громадную разницу между военными картинами Верещагина и сушью и трескотней какого-нибудь блаженной памяти Ораса Верне, запрудившего своей военщиной целый версальский музей", — из статьи критика Владимира Васильевича Стасова.
Повторить маршрут отчаянного и неутомимого исследователя-живописца можно в Третьяковке на Крымском Валу до 15 июля.
Комментарии  Ещё 1 источник 
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео