Ещё

С любовью к людям 

Фото: АиФ-Владивосток

2 и 3 ноября в Москве состоялся II Всероссийский съезд дефектологов.

Два учителя-дефектолога от Приморского края отправились в столицу, чтобы не только принять участие в мероприятиях съезда, но и пополнить копилку достижений региона памятным знаком «За верность профессии». «АиФ-Приморья» поговорил с представителем приморской делегации кандидатом педагогических наук, доцентом кафедры педагогической психологии Школы педагогики ДВФУ Оксаной СТЕПКОВОЙ о том, что такое дефектология и какое влияние она оказывает на развитие современного общества.

Не выбор — судьба

— Оксана Васильевна, предлагаю начать наш диалог с простого, но очень важного вопроса: кто такой дефектолог?

— Дефектология — это раздел в сфере коррекционной педагогики. Сразу хотелось бы подчеркнуть, что дефектологи имеют базовое педагогическое образование, а не медицинское. Профессии врач-дефектолог не существует, хотя я и мои коллеги нередко встречаем такое неграмотное обозначение нашей профессии. Мы находимся на границе этих двух наук — дефектологи работают с детьми и взрослыми с ограниченными возможностями здоровья, а их деятельность неразрывно связана с обучением, воспитанием, постановкой речи, в общем, со всем, что касается педагогической направленности.

— Какими качествами, по вашему мнению, должен обладать такой специалист?

— Человек, выбравший для себя профессию дефектолога, должен искренне любить людей, но в то же время иметь полный контроль над своими эмоциями. В первую очередь нужно избавить себя от чувства брезгливости, иначе в сложных ситуациях вы просто не сможете в полной мере раскрыться профессионально. Также в практике дефектолога не может быть даже речи о жалостливом отношении — ребёнка нужно уважать и иметь искреннее желание помочь.

Важно понять, что не каждый выпускник профильного факультета сможет в будущем посвятить свою жизнь людям с особенностями здоровья, а значит стать грамотным и качественным дефектологом. Я всегда говорю своим студентам, что можно получить красный диплом, иметь первоклассные знания, но не «выжить» на практике. Если же вы все-таки нашли себя в этой профессии, то вы будете счастливы. Невозможно передать ту гамму чувств, когда неговорящий малыш сказал свою первую длинную фразу, когда ребёнок с ДЦП начинает проделывать невероятные вещи на коляске, а ты вместе с родителями плачешь от счастья. Это очень «вкусные» чувства, похожие на первую влюбленность. Именно в эти моменты ты понимаешь, что обрёл свою миссию.

— Расскажете о своём пути к профессии?

— К детям меня привела судьба. В моей семье нет ни одного педагога, только врачи, железнодорожники и военные, но при этом с самого детства меня видели учителем физкультуры. Но когда я шла поступать в Хабаровский государственный педагогический университет на специальность «учитель физической культуры» я вдруг увидела новую специальность «дифектология» (олигофренопедагог), которая меня заинтересовала. Не зная ничего об этом специальности, я сумела самостоятельно поступить, несмотря на серьёзный проходной балл, и о своём решении ни разу не пожалела.

Со временем я поняла, почему судьба подарила мне такой шанс. Когда в моей семье произошло горе, моя профессия помогла моему близкому человеку восстановить речь, тем самым продлив его время качественной жизни.

— Сможете вспомнить своего первого ребёнка, которому вы оказали помощь?

— Это невозможно забыть. Будучи студенткой третьего курса, после обеда я работала в хабаровской гимназии №3 учителем-логопедом. Там я впервые поставила своему мальчику — ученику звук «р». Помню, как после занятий мы шли по центральной городской площади и буквально рычали всю дорогу. Люди на нас оборачивались, но мы были такие счастливые, что даже не замечали этого.

Помню, как готовила неговорящего мальчика с комплексными нарушениями неврологического статуса к школе. Передо мной стаяла задача вызвать у него речевые процессы, и он у меня заговорил, да не словом, а целыми фразами. Дело было после Пасхи, он вдруг, сходу, задал мне вопрос: «Оксана Васильевна, вчера была Пасха, а вы пекли пасху?» Представьте мои эмоции, когда ребёнок после полугода занятий вот такое сразу выдал! Мы с его мамой, конечно же, плакали.

Открыть глаза

— Вы заметили, что наше общество стало толерантнее относиться к людям с особенностями?

— Конечно. За последние 7-10 лет в социуме очень активно раскрутилась тема людей с ограниченными возможностями здоровья, рядовые граждане стали терпимее к «другим». Раньше родителям особых детей приходилось добиваться, кричать, доказывать, вгрызаться зубами в любую возможность, чтобы социализировать ребёнка, оказать ему помощь, людям приходилось буквально защищать своих детей и родных от стены непонимания и отторжения со стороны общества. А сейчас социум повернулся лицом к проблемам таких семей, проводятся различные благотворительные акции, все СМИ страны регулярно выпускают передачи о людях с особенностями, о том, что они ничем не отличаются от нас с вами.

— Введение инклюзивного образования помогает в этом?

— В какой-то степени, да. Раньше дети с особенностями могли находиться только в специализированных учреждениях, рядовые граждане почти ничего о таких ребятах не знали, а потому сторонились и осторожничали. С появлением же доступного совместного образования у людей изменилось представление о них, появилась толерантность в обществе.

Как дефектолог я двояко отношусь к этой инклюзии. На сегодняшний день оно имеет больше положительную значимость для детей с сохранным интеллектом, но чтобы повсеместно внедрить совместное образование необходимо соблюдение трёх условий.

Во-первых, лучше всего инклюзивное образование вводить с дошкольного возраста, чтобы дети не чувствовали разницы между ребёнка с ограниченными возможностями здоровья и нормально развивающимися ребятами.

Во-вторых, нужно готовить новые кадры, специалистов, которые не будут закрываться от «других» детей фразой: «Я не умею, меня этому не учили». Они должны, как минимум, должны знать об особенностях работы с такими ребятами, например, что на детей с аутизмом ни в коем случае нельзя повышать голос и обращаться в императивном тоне.

В-третьих, для особых детей должна подбираться адаптированная программа обучения с учетом их индивидуальности и дефекта.

Но не стоит забывать о том, откуда идут корни этой инициативы. Основная мысль была сугубо экономической и заключалась в сокращении специализированных коррекционных учреждений, чего делать категорически нельзя, хотя бы для того, чтобы помогать социализироваться детям. Хочу отметить, что благодаря действующей краевой госпрограмме «Развитие образования Приморского края» на 2013-2020 годы наш департамент образования и науки смог уберечь от сокращения 28 коррекционных учреждений, в то время как по всей России прокатилась волна массовой ликвидации.

Больше не секрет

— Появилась ли реальная поддержка у родителей особенных детей?

— Безусловно, вопрос семьи в России всё ещё остаётся болезненным, семья всё ещё остаётся не до конца защищённой в психолого-педагогическом плане, но есть и положительные шаги.

Мы начали уходить от обвинений родителей в том, что в их семье появился особенный ребёнок. Общество стало понимать, что никто не может быть застрахован от этого. Стали открываться специальные семейные центры, где работают специалисты, способные не только понять боль родителей, но и оказать им помощь в трудной ситуации, сами мамы и папы объединяются в группы поддержки, а не изолируются, как это было раньше.

Когда в семье появляется особый ребёнок, важно не закрываться, не сидеть на месте, а перешагнуть через боль, принять ребёнка таким, какой он есть, обратиться в психолого-медико-педагогическую комиссию по месту жительства, чтобы определить статус ребёнка, и начать работать вместе со специалистами.

Фото Семёна АПАСОВА

КСТАТИ

Благодаря поддержке краевого департамента образования, в крае находится 30 действующих территориальных психолого-медико-педагогических комиссий и одна центральная такая комиссия Приморского края, которая расположена во Владивостоке.

ДОСЬЕ

Оксана Васильевна Степкова родилась в Хабаровске. Окончила Хабаровский государственный педагогический университет по специальности «дефектолог» — олигофренопедагог и учитель-логопед, где преподавала до переезда во Владивосток. Прошла аспирантуру в РГПУ им. Герцена по специальности «Коррекционная педагогика» — логопедия. В 2010 году вместе с мужем Алексеем, начальником маяка «Басаргина», и дочерью Дарьей переехала во Владивосток. По сей день работает в ДВФУ. В свободное от работы время ухаживает за 10 собаками и 7 кошками с ограниченными возможностями.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео