Ещё

Ленту Александра Ханта заметили до выхода на экран 

Фото: Вечерняя Москва

Громкий дебют режиссера Александра Ханта — фильм «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» еще до выхода на экран был замечен и оценен кинокритиками.

Напомним, что картина получила главный приз конкурса «К Востоку от Запада» в Карловых Варах и Гран-при фестиваля «Окно в Европу» в Выборге.

…У этого фильма длинное, способное отпугнуть гламурных зрителей название: «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов».

Поставил его 30-летний Александр Хант, он же Александр Евсеев, выросший в Ханты-Мансийске и взявший себе звучный псевдоним по месту своего рождения. Сегодня Хант укоренился в Москве, но провинциальный бэкграунд сказался на выборе темы для дебюта. Основное действие фильма происходит в русской глубинке, по которой колесит на машине странная парочка: отец и сын, оба отморозки.

Сначала мы познакомимся с Витькой Чесноковым (Евгений Ткачук), попросту Чесноком, который вырос в детдоме, а сейчас вкалывает на мусороперерабатывающем заводе. Днем он стоит у конвейера, по вечерам отрывается в дешевом кабаке. Кончается это обычно мордобоем, после которого его, как поломанную мебель, сбрасывают на руки подоспевшей жене. А та волочет Витьку домой, где его ждут ненавистная теща и нежеланный сын.

И так день за днем… Неожиданно подворачивается шанс если не переменить участь, то хотя бы поправить материальное положение. У Витьки обнаруживается отец, а по сути, чужой человек, который когда-то бросил семью, связался с уголовным миром, а дальше его следы затерялись в северных широтах.

Теперь Леха Штырь (Алексей Серебряков) лежит, скованный параличом.

Не человек, а мумия. Если сдать предка в дом инвалидов, смекает оборотистый Витька, то отцовская квартира достанется ему, единственному наследнику.

И Чеснок, затолкав носилки с отцом в пикап, отправляется в путь. Ближайший дом инвалидов, в котором вызвались приютить больного, расположен в 800 километрах от Москвы.

Режиссер не станет приукрашивать жизнь российской глубинки, показывая ее во всей наглядности, неприглядности, пестроте, а порой и нищете. Но не путевые зарисовки, не социологические наблюдения и не колоритные типажи, попадающиеся в пути, занимают его в первую очередь.

Больше всего его интересуют вот эти два человека, оказавшиеся в тесном — на расстоянии дыхания — пространстве машины. После__ случившейся на дороге аварии отец, находившийся доселе в положении «овоща», обретет вдруг дар речи и способность к передвижениям. Дальнейшая поездка обернется постепенным узнаванием отца и сына, их пристальным вглядыванием друг в друга.

Леха Штырь узнает в борзом Витьке себя, 27-летнего, когда еще был шанс остановиться, не пойти по кривой стезе. Витька Чеснок увидит в одиноком, отверженном и родственниками, и подельниками старике свою весьма вероятную будущность. Нет, они не бросятся друг другу в объятия, не прольют светлые слезы внезапно обретенного родства.

Но, похоже, начнут путь по превращению из духовных инвалидов в людей.

Конечно, столь очевидный финал угадывался еще в середине картины. И это могло снизить градус эмоционального воздействия фильма на зрителей. Но режиссер так лихо аранжирует эту незамысловатую историю, насыщая фильм бойким рэпом, переключаясь по ходу действия с гротескной комедии на увлекательное роудмуви, с гангстерской саги на сказочные, лубочные мотивы, что о некоторой схематичности, предсказуемости сюжета забываешь.

Да и актеры выручают.

Опытнейший Алексей Серебряков, согласившийся сниматься в фильме дебютанта бесплатно, и Евгений Ткачук, в чьей биографии есть уже и Мишка-Япончик, и Григорий Мелехов, играют с таким блеском, юмором, актерским драйвом, что можно смело предсказывать им «Нику» или «Золотого орла» за лучший актерский дуэт. А режиссер, которого кинокритики уже сравнивают с молодым Алексеем Балабановым, вполне может рассчитывать на звание лучшего дебютанта года.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео