Ещё

Космынина: для нас характерен синдром самозванки 

Фото: Sputnik Эстония

ТАЛЛИНН, 5 дек — Sputnik, Владимир Барсегян. Премьера — событие, которое всегда носит двоякий смысл. Для празднично одетой публики из зрительного зала он один. Для тех, кто, выходя из-за кулис на планшет сцены, отдаёт себя, свои мысли, свои мечты на суд тех, кто удобно расположился в бархатных креслах, — совсем другой.

Синдром самозванки (самозванца) возникает, по мнению автора идеи и постановщика спектакля Татьяны Космыниной, у актеров, мечтавших многие годы о роли, способной перевернуть их жизнь, но так и не получивших её. И тогда остается только один путь — взяться за реализацию своей мечты самостоятельно, идти к ней шаг за шагом, при этом мучительно переживая от неверия в себя и страха провала.

Из этого страха, по сути дела, и возник замысел спектакля, который, возможно, поможет трем актрисам реализовать, казалось бы, доселе немыслимое.

Анна Сергеева исполняет роль Орлеанской девы, Екатерина Кордас делает еще один шаг к образу Анны Карениной, Наталья Мурина может произнести «Быть или не быть?».

— Оттолкнемся от названия «Синдром самозванки». Как оно возникло и почему? Это твой личный диагноз или некое объединяющее резюме всех личных историй актрис, которых ты выводишь в спектакле?

— Наверное, это моя трактовка, и это я такой диагноз вынесла себе и участницам проекта — «синдром самозванки». Название родилось уже после того, как был задуман этот проект, и я, во-первых, получила от его участниц предложения по их ролям, а во-вторых, поняла, как это все будет поставлено. Вот тогда я и предложила им «Синдром самозванки» — мне кажется, что это состояние для всех нас характерно.

Татьяна Космынина, режиссер спектакля

Каждый из нас, только чуть-чуть копни, найдет в себе и эти сомнения, и страхи, и ужасы… Роли, которые мы пока не сыграли, но которые очень хотели бы сыграть… Раз мне никогда эту роль не предлагали, наверное, люди, от которых это зависит, знают обо мне чуть-чуть больше, чем я сама о себе знаю? Поэтому я и вынесла себе и другим такой диагноз. Мой спектакль называется «Синдром самозванки (три четыре истории)» — есть там три актрисы и их истории, а четвертая история — моя. Это я рассказываю через этот спектакль о себе и о своих страхах.

— Почему в спектакле рассказываются только женские истории, только истории актрис?

— Мне кажется, что судьба актрисы куда более тяжела, чем судьба актера. И если уж говорить о нереализованности, о желании реализоваться, то это, скорее, касается женщин.

Анна Сергеева

Кстати, у нас практически вся команда женская, за исключением художника по свету и звукорежиссера.

— Каким образом сочинялась сценарно-текстовая часть постановки?

— Это было самое сложное — три разных произведения и всего два человека на каждую историю.

Наталья Мурина

Как сделать так, чтобы в течение получаса актриса смогла заявить себя в роли, и в то же время мы не потеряли бы произведения? Это было очень не просто. Вот так я и складывала сцену за сценой, прежде всего думая о том, какие эпизоды, какие монологи могли бы стать наиболее выигрышными для актрис, так, чтобы показать их с наиболее выгодной стороны.

— Кто эти актрисы в спектакле? Только исполнительницы или они имели право стать и авторами своей части представления?

— Они имели право на всё. Всё, что сегодня нами сделано, сделано для них и ради них. Если бы я хотела заявить себя как режиссера, то выбрала бы какое-нибудь другое произведение, другой материал, драматургически уже написанный.

Екатерина Кордас

А мне очень хотелось сделать для актрис «заявки» на роли, чтобы помочь им показать себя таким образом, каким они сами себя видят, себя представляют.

— Но мне это как раз и кажется настоящей режиссурой. И еще один вопрос: это твой первый режиссерский опыт на сцене Русского театра, как этот опыт тебе самой? Захочется ли его повторить?

— Посмотрим, я не знаю… Я ничего не загадываю, как пойдет, так и хорошо…

Филипп Лось: в репертуаре Русского театра Эстонии появится Шекспир >>

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео