Ещё

«Виктория и Абдул»: тайная жизнь божьих одуванчиков 

Фото: Sputnik Южная Осетия

Sputnik, Лев Рыжков

Путь, открытый «Матильдой»

Честно сказать, первым ощущением от просмотра новейшего британско-американского блокбастера «Виктория и Абдул» были навязчивые, как внезапная зубная боль, ассоциации с другим известным фильмом про венценосных особ — с «Матильдой». Было ощущение, что фильм обрел продолжение. Или, если использовать спецтермины, приквел.

"Матильда", как мы знаем, посвящена истории несчастной любви российского самодержца Николая II к балерине Матильде Кшесинской. «Виктория и Абдул» — это тоже о несчастной любви. Но если в фильме Алексея Учителя беатифицированному императору все же довелось мелькнуть без штанов, то «Виктория и Абдул» целомудреннее в разы. Все чопорно, все строго. Любовь — платоническая. Даже, может, и не любовь вовсе.

В принципе, в такой аналогии есть доля истины. Ведь британская королева Виктория приходилась Николаю II сравнительно близкой родственницей — бабушкой жены. Так что будем смотреть правде в глаза — перед нами новый том той же семейной истории.

Российский фильм смотрится дороже. У Алексея Учителя представлено и золотое шитье, и эполеты, и аксельбанты. А вот в «Виктории и Абдуле» такой показной роскоши нет. Костюмы все больше простенькие, а коридоры королевского дворца скромны настолько, что в отечественном блокбастере и для уборной бы не подошли. И, в то же время, у англичан есть преимущество. У них есть сюжет. «Эка невидаль!» — скажет кто-нибудь. Так что мы добавим: есть сюжет, за которым можно следить без опасения вывихнуть мозг. Повествование у англичан стройное. Данила Козловский в лабораториях зловещих докторов не безумствует.

Но суть у обоих фильмов одна и та же — это апокрифические истории о личной жизни монархов. И, хотя в «Виктории и Абдуле» никто не позирует перед камерами в формате топлесс и ню, фривольностей по отношению к ныне правящей династии Виндзоров допущено достаточно, чтобы почитатели венценосных особ обрушили на фильм свой гнев. Впрочем, мы ничего такого не слышали.

Если в «Матильде» к царствующим особам относятся трепетно, с придыханием, но потом вдруг заставляют монархов снять штаны, то в «Виктории…» идет этакое подтрунивание. И это, как можно увидеть в сравнении, гораздо более адекватный подход.

С корабля — во дворец

Суть дела. Вторая половина XIX века. Почтительные индийцы решают подарить королеве Виктории памятную монетку. По замыслу дарителей, вручать монетку должен человек очень высокого роста. И его находят в тюрьме города Агра, знаменитого своим Тадж-Махалом. Здоровяк по имени Абдул — нет, не сидит за решеткой — работает письмоводителем в тюремной канцелярии. И тут его втискивают на борт парохода и везут в непонятную холодную страну.

И вот Абдул умудряется обратить на себя внимание всемогущей королевы. Недолгое время спустя — он становится близким другом королевы. И, как замечают придворные, начинает влиять на августейшие капризы и принимаемые решения.

Новый фаворит королевы бесит всесильных министров и лордов. Кажется, они готовы на все, чтобы устранить его. Вам это ничего не напоминает? Лично мне — историю Григория Распутина, который, в общем-то, тоже попал в императорский дворец с улицы и достиг крайних степеней могущества. Если история, рассказанная в фильме, действительно основана на реальных событиях, как уверяют в начальных титрах его создатели, то, получается, что англичане к концу XIX века «распутинщину» уже прошли. А империя не только не обрушилась, но даже не заскрипела.

Зайка моя?

Об актерах. Королеву Викторию, которая правила Британией 64 года (на год меньше нынешней Елизаветы II), сыграла знаменитая британская актриса Джуди Денч. Помните, в последних частях Бондианы — кто дает агенту 007 невыполнимые задания? Да-да, вот та чопорного вида тетушка с очень жестким взглядом. Она-то и есть та самая Джуди Денч.

А вот Абдул — это отдельная песня. Роль индийского лакея венценосной особы играет молодой (31 год) индийский актер Али Фазал. Видеть его мы могли в седьмой части «Форсажа». Но что важно отметить: то ли сам Али, то ли его герой — это просто вылитый Филипп Киркоров. Он так же вальяжен, так же удался ростом, имеет те же вкрадчивые манеры ловеласа-аниматора и так же любит канареечные наряды.

И зрителю кажется, что вот-вот, неровен час, но откроет Филипп Бедросович (то есть, конечно же, Абдул) свой рот во всю ширь, да как грянет что-то вроде: «Глазами нежными в глаза мне посмотри!» А то и «Зайка моя». Нет, этого не произошло, но даже если бы Абдул и запел, органичность не пострадала бы ни в коей мере.

Из знакомых лиц отмечу еще актрису Оливию Уильямс. Она играет немолодую придворную даму. По роли — ничего сверхъестественного, кринолины, шепотки, маленькие интриги. Но лицо — очень знакомое. После фильма автор этих строк полез в Интернет и обнаружил, что так и есть — в знаменитом фильме «Шестое чувство» она играла вместе с Брюсом Уиллисом. Потому и знакомой кажется.

Рыдают все  Смотрится фильм не скучно. По большому счету перед нами не комедия в полной мере, но немудрящий водевильчик, в котором плохие люди стремятся навредить влюбленным, но всякий раз попадают впросак. Собственно, три четверти времени в зале стоял смех. Не хохот, ибо уморительных, «вирусных» шуток в картине нет. Но добродушный такой хохоток присутствовал.

А вот в концовке, когда королева Виктория легла на смертный одр, многие начали плакать. Шмыгала носом и вытирала слезы критикесса, которая сидела по правую руку от меня. А кинокритик с внешностью хипстера, который располагался слева, долго держался, но в какой-то момент исторг из себя стон и тоже прослезился.

В общем, трогательно даже к финалу. Но не сказать, чтобы увиденное переворачивало душу и меняло жизнь. Скорее, зрелище из серии «посмотрел и забыл». Но тягостного послевкусия и вопроса «а что это было», как случилось с упомянутой уже «Матильдой», на «Виктории и Абдуле» не возникает.

Не обманете, бабуля!

В целом фильм сделан добротно, профессионально, вложена даже частица души. Но плох он именно своей идеей, вокруг которой крутится маховик сюжетного действия. А что это за идея? Это тезис о том, что огромная англосаксонская империя была добра и, не побоимся этого слова, пушиста по отношению к своим разноязыким подданным. Якобы в этой империи, над которой никогда не заходила солнце, мог чисто гипотетически сделать карьеру любой хороший паренек с национальной окраины.

Конечно, это — большая-большая натяжка. Державу, в которой небывалых высот добивались «инородцы» и жители союзных республик, мы прекрасно знаем — сами в ней жили. Об этих карьерных взлетах найдется тысячи историй. Но киношникам они неинтересны. Им интересен сомнительный политкорректный апокриф, утверждающий вымышленную идеологему. А именно: Британская империя была добра ко всем своим подданным.

И это — большая ложь. Если брать конкретно Индию, то там, при британцах, случился и Бенгальский голод, унесший жизни как минимум каждого третьего жителя региона. Было жестоко подавленное восстание сипаев, также с миллионами смертей. Да что там далеко ходить — даже соседнюю Ирландию Великобритания тоже морила голодом, из-за чего опять же умерло полтора миллиона человек, еще столько же уехало, а сама цветущая Ирландия опустела.

И вот этого кровожадного монстра нам пытаются сосватать под видом пасхального зайки. История монаршеско-лакейской дружбы, конечно, могла иметь место. Но в виде крайнего исключения, не отражающего общих тенденций. А они-то у Британской империи были другие. Их можно выразить знаменитой фразой, пришедшей, впрочем, из другого августейшего дома: «После нас хоть потоп».

Поэтому не случайно королеву Викторию играет именно Джуди Денч. Да, на экране она добренькая старушка. Но вы посмотрите, как жестко она в других фильмах строит Джеймса Бонда, посмотрите на сталь в ее взгляде. Так что не обманете вы нас, бабуля. Не верим мы, что вы добрая!

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео