ТАСС 16 апреля 2018

Андрей Мерзликин: у меня иммунитет к критике еще со временен «Бумера»

Фото: ТАСС
Приключенческий российский фильм «Танки» Кима Дружинина ("28 панфиловцев") выйдет в прокат 26 апреля. Также к началу проката выпустили одноименную книгу, основанную на исторических материалах. Сама же картина не претендует на документальность, она снята по мотивам реальных событий, и в ней много вымышленных сюжетных линий.
Главный герой фильма — инженер Михаил Кошкин (Андрей Мерзликин), который накануне войны с фашистской Германией разрабатывает прототип нового танка Т-34. Чтобы доказать уникальность боевой машины, Кошкин и его команда отправляются в Москву на танках своим ходом.
В интервью ТАСС Мерзликин рассказал, подходит ли на эту роль, поделился своим мнением по поводу скандала с Данилой Козловским и сообщил, кто звонит ему после каждой премьеры.
— У меня сложилось ощущение, что вы, говоря о фильме «Танки», слегка оправдываетесь за свою роль, замечая, что сейчас могли бы сыграть лучше?
— Просто готов к тому, что журналисты будут «кусать» за фильм (смеется).
Пока сложно что-либо говорить, картину я еще не видел в окончательном варианте. Читал книгу «Танки», где изложены именно исторические события. И честно признаюсь: грустно, что книгу издали уже после съемок. Сейчас я внутренне лучше подготовлен к картине, более информирован. Особенно в той части, которая касается технических перипетий.
Я же играю конструктора, там много идей, технологий, вопросов развития танкостроения. Для того чтобы быть впереди всех, мало сделать два экспериментальных образца, надо еще довести их до главного человека, до Сталина, показать, убедить. Кошкин смог. Он не дожил до тех дней, когда танк Т-34 стал символом Победы, умер в 1940 году.
Обидно, что все знают Т-34, и мало кто знает, кто такой Михаил Ильич Кошкин. Мне кажется, этим фильмом мы отчасти популяризируем умные профессии, людей, которые умеют быть не просто умными, но и мальчишками в душе. Сильными духом, но очень авантюрными. Вспоминаю всегда фразу: «Будьте как дети, войдете в царствие небесное». Так сказано в Священном Писании. Эту фразу тут можно применить: взрослый человек в ответственной ситуации совершает дерзновенный поступок, устраивает марш-бросок на танках.
— Не думаю, что это будет спойлер: Кошкин в фильме участвует в действиях, приближенных к боевым. Может быть, у меня сработал стереотип (вы много снимались в военных фильмах, и в «Брестской крепости», и в «Утомленных солнцем 2», и в «Единичке»), но ваш конструктор больше похож на офицера, чем на интеллектуала-изобретателя.
— Это, скорее, вопрос к режиссеру. Я понимаю, что все привыкли видеть изобретателей такими чудаковатыми, в очках, рефлексирующими, странными. Но Ким Дружинин решил показать его другим, способным на авантюры, умеющим принимать решения. Я не считаю, что это плохо для образа Михаила Ильича Кошкина. Но, конечно, есть шлейф моих ролей, есть моя природа, мой темперамент. Как бы я ни изображал конструктора, будет выскакивать та энергия, которая во мне живет. А это всегда видят зрители.
Я пытался «дать» конструктора, но все равно, вы правы, выскакивает Андрей Мерзликин. Я ездил к памятнику Михаила Ильича Кошкина, сказал: «Докладываю, работа над фильмом закончена, пытался быть предельно порядочным, честным, помогать режиссеру, но все, что могу вам дать, — это свою внешность, улыбку, свое умение радоваться».
— Внешне-то вы действительно похожи на реального Кошкина.
— Изначально не стояла задача рассказать о конструкторе Кошкине. Тогда стоило бы взять актера, который бы по природе своей был ближе к конструктору, интеллектуалу.
— Хорошо, фильм не о конструкторе и не о войне, потому что ее там нет. О чем же тогда?
— О танкопробеге.
— Такое роуд-муви?
— Роуд-муви, да. Если бы [фильм был] о Кошкине, я бы ушел в другую игру, показал конструктора, борьбу идей, технологий. А у нас в фильме — там взорвалось, тут упало.
— В общем, одни неприятности в пути.
— Ну да. Тут кричишь, там сдерживаешься. У меня инструментов для раскрытия образа было немного. Это такой чистый жанр — роуд-муви. Танки, танки, танки.
— В последнее время многие обсуждают слова Данилы Козловского, который в одном интервью посетовал, что после выхода трейлера его фильма «Тренер» многие начали критиковать и российский футбол, и его самого. Он сказал, что «такого количества ненависти» не ожидал, что в России, по его мнению, «сплошная ненависть и хамство, пишут столько гадостей, что порой теряешься». Вы согласны?
— Я не слышал его интервью, сложно комментировать. Надо посмотреть, послушать.
До меня только доходили слухи, что Козловского в сети «прессуют» за трейлер его фильма. Тут я полностью на его стороне. Чтобы обсуждать, надо сначала дождаться фильм.
Речь еще немного о другом. То, что подразумевается под словами «порядочность», «норма», сейчас в обществе почти отсутствуют. Общество уж очень быстро демократизировалось. У нас вообще все очень быстро: если свобода, то давайте прямо ноги на стол, чтобы они в лицо соседу были. Раньше мы были серой массой, культурной, порядочной, воспитанной, эрудированной, это считалось нормой. Сейчас все с точностью до наоборот: все яркие, свободные. Но, знаете, в таком случае я бы лучше остался в той серой массе, которая совсем не была серой. Раньше люди думали, что говорили. Мне ближе те нормы, которые были раньше, мне бы хотелось к ним вернуться.
— Чисто теоретически, как вы отнесетесь к критике «Танков» в Сети?
— А как эта критика до меня дойдет? Я не сижу в интернете.
У нас принято так: говорить все при личной встрече. К примеру, всеми любимый Константин Юрьевич Хабенский. Он — единственный человек из всех артистов, который всегда звонит после выхода моих картин. Это для меня очень дорого. Даже если будет критика. Важно, что позвонил актер очень высокого уровня, который уж точно имеет право судить.
И он позвонил, понимаете? Не SMS кинул, не в Facebook лайкнул, а позвонил и сказал: «Андрюш, посмотрел твою работу». Вот это называется порядочность, высокая планка, то, на что хочется равняться, брать пример. И я стараюсь это делать.
— Сейчас выходит режиссерский дебют Данилы Козловского, Хабенский тоже впервые попробовал себя в качестве режиссера и выпускает фильм «Собибор». Нет мыслей и в этом плане на него равняться?
Самому снимать? Планов нет. Но я очень рад за этих ребят. Но если Господь распорядится, я бы хотел такой подарок и в своей жизни. Хотел бы снять свой фильм.
— А если говорить о возможном материале — современность или история? Условно: «Бумер» или «Танки»?
— Нет! Точно не это! Я поклонник фильма «Калина красная». А те картины, которые вы назвали, я не смотрю. Я в них работаю.
Беседовала Наталья Баринова
Комментарии
Читайте также
Селена Гомес вернулась в кино
Иностранки, ставшие звездами советских фильмов
Билл Мюррей сыграет в фильме о зомби
Актеры, которым пригодилась цифровая графика
3