Ещё
Билеты в кино
Монстры на каникулах-3: Море зовет
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Мег: Монстр глубины
Боевик, Фантастика, Ужасы
Купить билет
Небоскреб
Боевик
Купить билет
Mamma Mia! 2
Комедия, Мюзикл
Купить билет

«Я не фокусник, я — Карабас Барабас». Александр Шейн — об искусстве 

Фото: АиФ
Красочные перебивки, оригинальные выступления Владимира Владимировича, музыкальное сопровождение и настоящие любовные переживания. «ВМаяковский» вызвал у ярославских зрителей самые разные эмоции. Одни восхищенно благодарили автора, другие — сомневались в подлинных задумках.
Как признается сам режиссер, фильм должны смотреть только интересующиеся люди. Поток сознания через ретроспективу мифологического образа Владимира Маяковского. В картине параллельно идут два действия — «читка» сценария актерами и биография Маяковского. Всё это подается со смысловыми перебивками: тщательное омовение рук, аудио-выступления современного поэта и голос самого Маяковского в титрах, революционные кадры, закрашенные книги и многое другое.
Напряжение нарастает во время театральных репетиций, слезы подступают в сценах с Лилей Брик. Чулпан Хаматова олицетворяет нежность, страсть и отчасти стервозность. Сцены, где Володя и Лиля вдвоем, получились максимально искренними и естественными.
Одной из особенностей картины является операторская работа: трясущиеся кадры, четкая симметрия, цвет — все это заслуга Йорга Грубера. Картина глазами европейца, который, по сути, не понимает происходящее — смелое решение (Йорг Грубер владеет только немецким языком).
«ВМаяковский» — часть большого проекта «АтласВМаяковский», которым занимается Александр Шейн. Это не только кинематограф, но и другие отрасли изобразительного искусства, в которых мы находим эстетическое наслаждение. Кстати, сам режиссер приехал на показ в Ярославль. Мы поговорили с Александром Шейным об искусстве вообще.
Анастасия Вязигина, «АиФ — Ярославль»: Что было раньше: выставка или фильм? Что же такое «междисциплинарный» проект «ВМаяковский»? Как пришла идея?
Александр Шейн, режиссер: Изначально был фильм, а выставка является побочным продуктом, так как устроена на материалах, собранных во время подготовки. «Любовь к Маяковскому», если так можно выразиться, пошла с детства. Мой папа очень любил творчество Владимира Владимировича, и в этой связи вся моя жизнь тесно переплетена с ним. Для меняМаяковский — это мифологический образ, через который я пытаюсь провести связь междупрошлым и настоящим и понять себя.
А. В. : 9 лет работы. 400 часов оригинального видео. Зачем? Вы планируете дальше заниматься этим проектом или материал будет передан во вторые или третьи руки?
А. Ш. : Это постоянно развивающийся проект. Он междисциплинарен. Внутри него проходит исследование, мы называем это «Атлас. ВМаяковский». Атлас, как некая смысловая карта. Я постоянно занимаюсь изготовлением новых продуктов художественного потребления, которые исходят из этого исследования. Например, документальный фильм Тимур Новиков: Ноль объект» его, кстати, будут показывать в Ярославле 15 июня.
Плюс ко всему, мы издаем переодическую газету, есть выставочные проекты, документальные фильмы про ленинградский андеграунд 80-х, и в разработке документальный сериал по материалам нашего «Атласа».
Маяковский в данном случае выступает как мифологическая фигура, рассматривая судьбу которого можно принять ее на себя. Вот это примерка на себя и есть мой интерес. Важно разобраться в самом себе.
Не скромно признаюсь, что фильм получился таким, каким был задуман. В общую картину не вошло всего 10 процентов сценария.
А. В. : Почему тогда вы решили удалить сцену с Пастернаком?
А. Ш. : Исходя из художественных соображений, она утяжеляла общую картину. Возможно, я с ней просто не справился.
А. В. : Правда, что при первом знакомстве с Юрием Колокольниковым Вы сразу решили вместе работать над проектом? Расскажите, как собирали команду?
А. Ш. : Можно сказать, что фильм построен по образу бесконечного кастинга или пробы, там не только Юра пробуется. Все актеры вживались или точнее погружались в образы. Возникла сложная ситуация с ролью Миронова. Изначально планировали, что он будет играть Брика. Евгений очень умный артист, который силой своей личности поможет раскрыть героя. Так вот, у нас уже все готова к съемкам «читки», завтра первый день. Вечером мне звонит Миронов и говорит, что не хочет играть Брика, а хочет Агранова. И я подумал, а вдруг это правильно?
Евгений Миронов своими знаниями, своим умением, своим масштабом кроит мои представления о герое и выстраивает на глазах эту тонкую вязь роли. Знаете, я словно наблюдаю за фокусником, который творит над ролью своё волшебство.
А. В. :Вы не думаете, что фокусник в фильме — это сам режиссер?
А. Ш. : Я не фокусник, я — Карабас Барабас.
А. В. : Если говорить о музыке. Фильм имеем свое оригинальное музыкальное сопровождение. Кто автор?
А. Ш. : Один из композиторов — актер проекта — Антон Адасинский. Он не только очень музыкальный человек, но и клоун, режиссер, актер, участник группы «АВИА». Работать с Антоном приятно и полезно, мы писали музыку во время импровизированных аудиосессий.
А. В. : Приходилось ли «перекраивать» роли под актеров вашего «театра»?
А. Ш. : Ребята получали столько свободы в решении своего образа, сколько требовалось. Один из основных кадров — «читка сценариев» — снимался с первого дубля. Получили текст и начали работать.
А. В. : Кто планировался на роль любимой женщины Маяковского— Лили Брик?
А. Ш. : На роль Лили Брик изначально планироваласьЧулпан. Мы вместе разрабатывали этот фильм разрабатывали. Она многие годы была полноценным соавтором проекта. Мы постоянно вели диалоги, вместе проникались атмосферой. Я не могу сказать, что в этом фильме она только сыграла Лилю Брик. Чулпан стала соратником, собратом, вдохновителем, а не просто актрисой.
А. В. : Какие у вас планы на работу? Думаете ли работать с другими поэтами или художниками?
А. Ш. : Сейчас я заканчиваю картину про Владика Монро, это тоже внутри"Атласа" и готовится фильмс философом Борисом Гройсом.
А. В. : Из чего тогда состоит Ваш личный рецепт вдохновения?
А. Ш. : Знания.
А. В. : Вы занимаетесь не только кинематографом. Можете ответить: современное искусство сейчас прогрессирует или репрессирует? Какие из последних перформансов привлекли ваше внимание?
А. Ш. : Наверно, современное искусство «спружинивается», вопрос в том, выстрелит ли. Меня привлек перформанс «По кругу» художника Кузькина. Андрей сделал квадрат 10 на 10 метров, глубиной сантиметров 40, в центре была веревка, к которой художник привязал себя. Он ходил по кругу, постепенно застывая в этом бетоне. Эта работа, как мне кажется, очень серьезная, это символ «окаменивания», застывания, возвращения в памятник, вязкости времени. Ассоциативный ряд можно продолжать бесконечно.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео