АиФ-Омск 13 июля 2018

Юрий Кузнецов воевал под Тверью. В прокат вышел фильм «Прощаться не будем»

Фото: АиФ-Омск
В Омске новый фильм о войне представил заслуженный артист РФ Юрий Кузнецов.
Это кино о героической и трагической обороне тогдашнего города Калинина (ныне Тверь) в октябре 1941 года.
Юрий Кузнецов сыграл в этом фильме отца Гермогена. Актёр рассказал корреспонденту «АиФ в Омске» о роли, планах на будущее и вспомнил, как работал в драмтеатре Омска.
Неоскорбительное слово «сериал»
Наталья Корнева, АиФ в Омске: Юрий Александрович, расскажите о съёмках фильма. Всё же мы привыкли к сериальному формату, когда речь идёт о военном кино.
Юрий Кузнецов: Формат самый подходящий, полтора-два часа высидеть в зале наш человек ещё в состоянии. Кстати, зря многие считают, что слово «сериал» — оскорбительное. Ну разве можно снять «Войну и мир» в одной серии? Или вот мы снимали «Преступление и наказание», что ж роман кромсать по живому? Важно быть ближе к тексту.
— Фильм об обороне Твери снимали зимой?
— Зимой! Всё было максимально приближённым к реальному: валенки, окопы в снегу, мороз. Есть режиссёры, которые любят снимать именно так, им важно окунуть артиста в атмосферу времени и ситуации. Но это, я вас уверяю, не самое страшное в нашей профессии.
— Так и задумывали, что этот фильм вы представите именно в Омске, потому что вы наш город хорошо знаете?
— Конечно, я ведь не новичок в Омске. Премьера фильма состоялась в Твери, кстати, в массовых сценах снимались жители города. Был представлен он в Москве, в музее Победы на Поклонной горе. Я у Паши Дроздова спрашивал, приурочен ли был фильм к 22 июня, это когда-то в СССР была традиция — к датам снимать кино о войне. В принципе, хорошее дело. Историю уж точно не забудешь. Могли в Омск приехать и другие актёры, но Мерзликин уехал в Читу, Игорь Ваха — в Екатеринбург. А мне и радостно, что приехал в Омск.
«Любовь и голуби» на сцене
— Омск сейчас — узнаваемый для вас город?
— Я жил в доме со шпилем на Ленинградской площади, кстати, сейчас подумалось, что уже тогда это предвещало мне, что я буду жить в Ленинграде… Про Омск сейчас могу сказать так — много рекламы. Эти билборды, вывески… Впрочем, так почти везде: то мойка, то шиномонтаж, особенно в южных городах. Но я знаю, что в некоторых городах руководство от рекламы на улицах отказалось — хотя бы для того, чтобы были видны красивые фасады старинных домов. Прошлись с дочерью по Карла Маркса — замечательно. Чистенько и красиво.
ФИЛЬМЫ О ВОЙНЕ НАДО СМОТРЕТЬ.
— У вас остались в Омске друзья-коллеги? Может, родственники?
— Конечно, остались. Придёт на мою творческую встречу артист Валерий Алексеев с женой, Наталья Василиади. Кстати, в это время мы бы были уже на гастролях по городам и весям. Наш легендарный директор Мигдат Ханжаров в феврале ездил в Москву, где распределялись туры, и мы уже готовились. Профессия-то цыганская, и это желание передвигаться неистребимо.
А 28 ноября мы съедемся в Омск отмечать столетие Ханжарова.
— Сейчас у вас есть работа в театре, на сцене?
— У меня есть антрепризные спектакли. Весёлые. Знаете, я вывел новую формулу. Вот есть три обозначения смеха, гомерический и так далее, а есть антрепризный, это я сам придумал. Помню, когда мы здесь, в Омске, с Наташей Василиади играли в спектакле «Любовь и голуби», дама в первом ряду сползла с кресла от хохота. Сейчас чем глупее, тем смешнее. И публика ждёт этой глупости… В антрепризах не играют, а наигрывают, а это надо уметь. Я не сразу к такому привык, я ж драматический артист. Порой уговариваю себя: «Юрочка, ты должен, ты всё это уже играл, так что переступил и пошёл».
Отец Гермоген и планы на будущее
— Кажется, что название вашего нового фильма про вас — «Прощаться не будем»… Как вы в Омске оказались?
— После института работал в Хабаровском драмтеатре, в 1979 году мы были на гастролях в городе Серове, это Сверд­ловская область. Омская драма также гастролировала где-то поблизости. Так тот же Ханжаров, а вместе с ним и главный режиссёр Артур Хайкин приехали смотреть на нас. Они отсмотрели не один и не два спектакля, а больше. В итоге меня и Наталью с Моисеем Василиади позвали в Омск, я и отработал шесть лет в театре. Мне было 35 лет, нормальный мужской возраст, когда с профессиональными комплексами уже покончено.
— Это с какими? Что Гамлета не сыграю?
— И Ромео тоже, а до отца Лира ещё тянуть и тянуть. Ох и наигрались мы «красных» тем! К каждой мало-мальски значимой дате готовился спектакль. Без постановки о Ленине о Москве нечего было и мечтать. Столичные гастроли назывались отчётными. В Омске была такая труппа! Щёголев, Псарёва, Каширин, Аросева… Мне посчастливилось играть на одной сцене с Татьяной Ожиговой, замечательной актрисой, сейчас малая сцена драмтеатра названа в честь неё.
— А какая была публика в то время?
— Мы с Василиади играли в Хабаровском театре, хоть он и краевой, но залы были пустые. Сюда приехали, вышли на сцену — полный зал! И так каждый вечер. Для нас это было, конечно, удивительно. Шутка есть такая: на сцене «Три сестры», а в зале дядя Ваня; в Омске такого не было. Самые лучшие воспоминания о городе. Здесь я встал, если можно так выразиться, на свои творческие ноги. Для моего возраста был репертуар, играли много.
— Герман здесь вас нашёл?
— Нет, нашёл меня второй режиссёр фильма «Мой друг Иван Лапшин» Виктор Аристов. Он поехал по сибирским городам — в Иркутск, Красноярск, Омск — искать актёра на роль Лапшина. Герману нужен был неизвестный актёр определённого типажа. Меня и утвердили, но вместе со мной пробовали из Новосибирского театра «Красный факел» Андрюшу Болтнева, в итоге он сыграл Лапшина. А было так: Аристов приехал в Омск, был выходной, он зашёл в театр и увидел меня на фото, сказал: «Вот этого артиста мне надо увидеть». И не поленился, пришёл ко мне домой. Он совершенно потрясающий, для меня — крёстный отец в кино, хотя Герман обижался, говорил: «Я твой крёстный отец, что ты болтаешь на каждом углу».
У меня особого стремления не было сниматься в кино. Приехал, прошёл пробы. Сначала-то утвердили меня на Лапшина, но Алексей Юрьевич (Герман. — Ред.) сказал: «Кузнецов хитрый, а мне нужен человек открытый, который верит и произносит про сад, который посадим и сами ещё в этом саду погуляем, убедительно».
— В этом фильме о войне вы играете отца Гермогена. Насколько роль для вас гармоничная?
— Историю расскажу. Мы снимали в Твери в храме Святой Троицы. Я был в полном облачении и гриме, стоял у иконостаса, скоро начало съёмки. Ко мне подошла девушка и попросила благословить. Ей объясняют, что это не настоящий священник, кино снимается, а у меня слёзы. Такой роли в моей фильмографии ещё не было. Но мы будем снимать в августе-сентябре кино по роману Захара Прилепина «Обитель», там тоже роль священника. Если знаете и читали роман, это история про Соловки. Снимать будет Саша Велединский. Место тоже уже определено, это будет под Вологдой, в монастыре. Уже договорились, будем общаться с батюшкой.
Комментарии
Читайте также
Селена Гомес вернулась в кино
Иностранки, ставшие звездами советских фильмов
Билл Мюррей сыграет в фильме о зомби
Актеры, которым пригодилась цифровая графика
3