Ещё
Билеты в кино
Монстры на каникулах-3: Море зовет
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Мег: Монстр глубины
Боевик, Фантастика, Ужасы
Купить билет
Небоскреб
Боевик
Купить билет
Человек-муравей и Оса
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет

«Детская боль и стресс у нас до сих пор не считаются проблемой»: педиатр Сергей Бутрий против уколов 

Фото: CHIPS journal
Сергей Бутрий
врач-педиатр
«Во времена моего детства, когда кто-то из сверстников выписывался из больницы (после лечения пневмонии, например), он непременно рассказывал, сколько уколов ему там «всадили». Было принято считать их и хвастаться потом количеством.» — пишет педиатр Сергей Бутрий в своем телеграм-канале Заметки детского врача. «Но хвастались мы уже после, а в самих больницах мы очень боялись. Любой ребенок боится боли.
Причем уколы тогда делались стеклянно-металлическими многоразовыми шприцами, и их иголки, толстые и неизменно затупившиеся от многих лет службы, тяжело входили в ткани — рвали, а не резали мышечные волокна, увеличивая боль; первые одноразовые шприцы я увидел лишь в 2000м году, на практике в медучилище.
И все же в те времена лечение уколами было более оправданно, так как в арсенале врачей были очень несовершенные антибиотики, и выбор обычно был невелик: либо внутримышечный бензилпенициллин, либо пероральный феноксиметилпенициллин. Биодоступность (часть препарата, попадающего в кровь в неразрушенном виде) второго была адски низкой, около 40-60%, и очень зависела от времени приема препарата относительно пищи и массы других сторонних факторов. Поэтому любую мало-мальски серьезную бактериальную инфекцию старались лечить инъекциями.
Именно тогда зародилось мнение, что внутримышечные антибиотики эффективнее пероральных — ведь их биодоступность была выше 80% и не зависела от пищи. На тот момент это мнение было хоть сколько-нибудь обоснованным, но сейчас оно устарело и превратилось в очередной миф.
С тех пор прошло много времени и наука придумала новые антибиотики, а старые улучшила. Сейчас у врачей есть богатый ассортимент пероральных антибиотиков, с биодоступностью выше 90— 95%, и, казалось бы, внутримышечные формы должны устареть и уйти на второй план. Так оно и есть в странах с развитой медициной, но не у нас.
У нас до сих пор пациенты, а порой и сами врачи, верят что „уколы сильнее таблеток“. У нас до сих пор стационар жестко ассоциируется с необходимостью уколов: „Что лежим просто так — хоть бы уколы назначили, что ли“.
У нас до сих пор детская боль, стресс и постинъекционные осложнения не считаются проблемой и воспринимаются как должное.
В итоге ребенок трех лет, который давно привык ко мне, и в моем кабинете нередко сидел у меня на коленях и мирно рисовал, или слушал мне спину моим стетоскопом, пока я печатал маме рекомендации, вернувшись из стационара меняется до неузнаваемости, забивается в угол кабинета в истерике и отказывается подпускать меня к себе, в ужасе повторяя „не надо укол, не надо!“
Это очень горько и обидно, так не должно быть, это необходимо менять. И об этом постоянно напоминается в зарубежных клинических руководствах. Внутримышечные инъекции оправданы очень редко, в единичных случаях (вакцины, разовая экстренная помощь и некоторые другие). Очень и очень часто эквивалентный препарат можно назначить через рот, а когда нельзя — можно поставить периферический катетер и вводить препарат в вену, минимизируя боль. Наконец, можно заранее смазать место инъекции гелем Эмла, чтобы уменьшить неизбежное страдание.
Родителям следует знать и учитывать риски уколов, и спрашивать своих врачей о возможности замены препарата на пероральный или внутривенный.»
Чтобы не пропустить ничего полезного и интересного о детских развлечениях, развитии и психологии, подписывайтесь на наш канал в Telegram. Всего 1-2 поста в день.
Еще интересное:
Как правильно сбивать ребенку температуру и почему скорую вызывать не нужно
Как уложить ребенка спать без мучений. 11 советов от консультанта по сну  8 новых медицинских тестов для детей, о которых вы, возможно, не знали
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео