Ещё

Где яблоки и солнце. Как курорт стал второй родиной для Бориса Розенфельда 

Фото: АиФ Ставрополье
Трудно найти в Кисловодске человека, который знает об этой жемчужине КМВ больше, чем его главный летописец, он же краевед, музыковед, литературовед Борис Розенфельд. Но родился и вырос Борис Матвеевич в Новосибирске.
Январский фрукт
«Я, может быть, никогда и не переехал бы в Кисловодск, о существовании которого долгие годы даже не подозревал, если бы не моё плохое зрение. Очки «замерзали», я плохо видел и очень страдал», — вспоминает собеседник.
На курорт Борис впервые попал зимой далёкого 1957 года. Он тогда служил артистом в новосибирской филармонии. До этого отучился на драматического актёра в театральной студии «Красный факел». Одним из преподавателей был ставший впоследствии знаменитым Евгений Матвеев.
Но, отработав год в филармонии, Борис понял, что не видит в Новосибирске своего будущего. И решил махнуть на юг. Отправился туда, взяв отпуск в январе.
«Когда я вышел из поезда на кисловодском вокзале, подумал, что попал в рай, — улыбается собеседник, вспоминая о том далёком дне. — На улице плюс двадцать, а я — в тулупе, тяжёлых ботинках и с деревянным чемоданом, перевязанным верёвками. Изумили и цены на фрукты, всё было очень дёшево».
После приятно проведённого отпуска Борис вернулся на малую родину. Но мысль о солнечном Кисловодске прочно засела в голове молодого человека.
«Я решил всё бросить и начать новую жизнь. Ни разу не пожалёл об этом выборе. В Кисловодске я создал семью, приобрёл много друзей, нашёл себя в разных видах деятельности. А со сколькими знаменитостями познакомился!»
Без Розенфельда, без сомнения, Кисловодск не был бы сейчас таким, каким мы его знаем. И трудно сказать, во что именно он внёс наибольший вклад: в литературоведение, краеведение, музейное дело, телевидение или эстраду.
Суббота со знаменитостью
Борис Матвеевич, в частности, первым сообщил журналистам о сенсации: в Кисловодске, оказывается, жил Александр Солженицын.
«Мой знакомый, который здесь родился, а затем отсюда уехал, как-то звонит и взволнованно говорит: «Представляешь, в энциклопедии, вышедшей в Чехословакии, написано, что Солженицын родился в нашем городе!».
И я загорелся. Разыскал дом, в котором Александр Исаевич жил в детстве. А гораздо позже, уже в 90-е, познакомился с ним самим. Тогда Солженицын объехал всё Ставрополье. Он был очень занятым, поэтому тесно пообщаться не получилось».
Зато очень близко Розенфельд сошёлся с другом знаменитого писателя Мстиславом Ростроповичем. С ним, как и со многими другими звёздами, познакомился на «Театральной субботе». В течение долгих лет энтузиаст проводил в кисловодской филармонии творческие встречи с любимцами публики, которые отдыхали на Кавминводах.
Попасть на них могли все желающие, потому что проводили их бесплатно.
Какие же воспоминания сохранились у мэтра о знаменитостях?
«Ростропович был очень скромным человеком. Он ужасно не любил, когда к нему обращались по имени-отчеству. Просил, чтобы называли просто Славой».
Как-то тогдашний министр культуры Екатерина Фурцева узнала, что у Ростроповича, который пришёл к ней на приём, с собой изданная за границей книга Солженицына. «Положи партитуру на стол», — иносказательно потребовала она у маэстро. В ответ тот показал Фурцевой фигу. И это сошло ему с рук. Спустя годы Ростропович рассказал по секрету об этой истории своему кисловодскому приятелю.
Юморески для Петросяна
Своим другом считал Бориса Матвеевича и поэт-песенник Михаил Танич.
«Когда Миша приезжал в Кисловодск, мы с ним гуляли по нашему замечательному парку. Он часто у меня гостил. И я горжусь тем, что некоторые свои стихи он написал у меня дома. И Валя Толкунова гостила у меня, и недавно скончавшийся Михаил Державин».
С Евгением Петросяном Розенфельд не только на короткой ноге, но даже когда-то, в далёкие 60-е написал для него несколько юморесок. Знаком и со Жванецким.
«Михаил Михайлович — удивительно точный наблюдатель», — считает Борис Матвеевич. С этой характеристикой трудно не согласиться.
Каких занятий Розенфельда ни коснись, все они так или иначе связаны с Кисловодском.
Изучать жизнь и творчество Лермонтова, к примеру, он начал после того, как курорт посетил знаменитый литературовед Виктор Мануйлов.
«Для меня до сих пор загадка, как Михаил Юрьевич, не проживший и 27 лет, успел написать столько гениальных произведений! Несколько лет назад вышел его десятитомник. Как он всё успевал?! Вот и Есенин за свои 30 лет написал столько великолепных стихов, что начинаешь сомневаться: а таким ли он был беспробудным пьяницей, каким пытаются показать его некоторые исследователи?»
В середине 60-х Розенфельд создал в Кисловодске единственный на Ставрополье музей театральной и музыкальной культуры. За свои кровные подвижник приобретал экспонаты для него: редкие фотографии, афиши, программки оперетт и т.д. Более 10 тысяч экспонатов собрал энтузиаст.
Среди них есть и раритетный снимок Фёдора Шаляпина с его автографом.
За огромный вклад в развитие культуры КМВ Розенфельду присвоили звание заслуженного работника культуры России.
«А знаете, чем я больше всего горжусь? Тем, что меня признали почётным гражданином Ставропольского края! — говорит энтузиаст. — Я ведь без Кисловодска своей жизни давно не представляю.»
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео