Ещё
Билеты в кино
Монстры на каникулах-3: Море зовет
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Мег: Монстр глубины
Боевик, Фантастика, Ужасы
Купить билет
Mamma Mia! 2
Комедия, Мюзикл
Купить билет
Небоскреб
Боевик
Купить билет

«Без доверия нет любви». Как научиться слушать друга друга и сохранить брак 

Фото: АиФ Урал
«Люди разучились слушать и слышать друг друга. Зато умеют ссориться, спорить, отстаивать свою точку зрения», — говорит председатель комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Екатеринбургской епархии иерей Димитрий Ваулин.
Сегодня с Машей, завтра — с Зиной?
Рада Боженко, АиФ-Урал: Отец Димитрий, у гражданского брака появился шанс получить при определенных условиях статус официального. В Государственную думу внесен соответствующий законопроект. Как вы к этому относитесь?
Димитрий Ваулин: В Византийской империи, если люди сожительствовали более года и тому были свидетели, их союз признавался браком. И Церковь долгое время жила в такой социальной парадигме, хотя понятно, что внутри церковного сообщества к людям, желающим вступить в брак и принять таинство венчания, предъявлялись повышенные нравственные требования.
Поэтому в современном законопроекте для нас нет ничего нового. Но на данном этапе принятие закона будет поспешностью, ведь нам потом придется с этим жить. Поэтому сегодня необходима общественная дискуссия. И не только с христианской точки зрения — у нас многоконфессиональная, многонациональная страна.
Помимо этого, мне не понятно само словосочетание «гражданский брак». Если он «гражданский», значит, объявлен перед обществом. Где? Кем? Если «брак», то люди обещали быть верными друг другу, как минимум, перед лицом свидетелей: родственников, друзей, например. Но ведь этого обычно не происходит. Констатируется факт: я живу с Машей, с Дашей, с Васей, с Петей. А завтра с Зиной.
— Все чаще говорится о том, что институт семьи нуждается в защите. От чего, от кого?
— Очень много сегодня подмен. Например, раз уж мы начали разговор с гражданского брака, то в нравственных категориях это — блудное сожительство. Такая формулировка в полной мере отражает происходящее — я живу с мужчиной/женщиной без каких-либо обязательств. В данном случае блуд — это не только эквивалент беспорядочных половых связей, но и безответственные отношения. Именно «блудным сожительством» мы четко определяем рамки того, как это называется в нравственном восприятии людей. Если гражданский брак в нашем обществе получит какой-то статус, форму и у этого брака будет нравственное «обоснование», возможно, отношение к нему изменится.
А пока в защите нуждается понятие семьи в ее традиционных, базовых устоях. Именно они сегодня «раскачиваются». Что такое, скажем, многодетная семья? Еще сто лет назад многодетной никогда бы не назвали семью с тремя детьми. Пять ребятишек, мама и папа — нормальная «СЕМЬ-Я». А где больше пяти детей — да, многодетная семья. И отношение к ней было иным, ответственность за такую семью брала на себя община: приходская, сельская, городская.
Размывается и само понятие семьи. Европейские стандарты семьи, например, включают около десятка ее видов. Но в России законодательно семья — это союз одного мужчины и одной женщины. На таких традиционных позициях этого института мы и стоим. И, говоря о защите семьи, мы имеем в виду, что подобные традиционные понятия должны быть сохранены. Тогда будет определенность, тогда мы не утратим четкость нравственных норм.
Дети — наше все?
— На Среднем Урале распадается почти каждый второй официальный брак. В чем проблема?
— За последние сто лет понятие о семье трансформировалось минимум три раза. От патриархальной семьи мы попали в период российского лихолетья: Первая мировая война, репрессии, голод, снова репрессии, Вторая мировая война, послевоенная разруха… Мужской генофонд был высечен. И, как результат, мы получаем новый тип семьи — по сути, матриархат. Женщина была вынуждена управляться с семьей.
Помимо этого, преобладание женщин создавало определенную конкуренцию, фактор супружеских измен. Порождало страх рожать детей. С другой стороны, государству было необходимо решать демографическую проблему в условиях «нечеловеческих человеческих жертв». Возникло акцентирование: «Дети — наше всё». Это парадигма детоцентричной семьи. Отношения мамы и папы неважны, они отходят на второй план. О каком качестве брака и отношений можно говорить в таком случае?
А сегодня к созданию семьи люди подходят с неким прагматизмом. Если раньше они жили в семье как одно целое, то сегодня — «в параллельных мирах», которые ничто не связывает. При необходимости можно разорвать «узы» и «выйти за дверь», которая никогда не закрывалась.
Сейчас нет основного семейного залога — ДОВЕРИЯ. «Не могу тебе безусловно открыться, безусловно отдаться. А вдруг ты меня предашь?» Это нетрадиционное семейное сознание! Условия современного брака (паритетные, партнерские отношения) мне напоминают бочку с порохом, у которой тлеет бикфордов шнур. Взорвется она или нет — это лишь вопрос времени. Когда нет доверия, иссякает любовь. В ее глубоком смысле. Кроме того, причина распада семей — в отсутствии культуры диалога или в отсутствии диалога вообще. Люди разучились слушать и слышать друг друга. Зато умеют ссориться, спорить, отстаивать свою точку зрения.
Образ праведной жизни
— Сегодня как пример для подражания нам приводится Царская семья. Возможно ли в современных условиях следовать этому примеру?
— Глубоко убежден в том, что для нас их семейная жизнь — идеал. Что мы видим в Царской семье? Муж — образ служения обществу. Жена — хранительница домашнего очага, традиций, живой веры, которую она передает своим детям.
Показателен для нас и последний этап их жизни — время, проведенное Царской семьей в заключении… Попробуйте со своими домашними прожить год неразлучно! Мы «сегодняшние» будем требовать личного пространства, мечтать отправиться в путешествие в одиночку. Они же сохраняют единство, единомыслие, единодушие и служат друг другу так, как могут. В этом отношении потрясает пример царевича Алексея. Больной ребенок! Но он находит такую форму служения своей семье, которая для него посильна: он терпит свою болезнь, он благодушествует в своей болезни. Не ноет, не стонет, а терпеливо все переносит.
Посмотрите на общение детей в Царской семье! С какой открытостью, искренностью, взаимной нежностью они относятся друг к другу! А если мы посмотрим на свои семьи?
— Конкуренция.
— Хорошо, если это просто конкуренция. А ведь бывает и «смертельный бой», неприятие. Просто Рубикон, который проходит внутри семьи, внутри дома.
В Тобольске советское правительство было вынуждено сменить русскоязычных охранников Царской семьи на латышей ради «языкового барьера». Потому что русские стражи настолько вдохновлялись любовью, которая царила в этой семье, что отказывались исполнять свои функции. Их тянуло на огонек этого домашнего очага!
Пример Царской семьи очень актуален сегодня. Мужчина в наше время вынужден быть социально активным для того, чтобы обеспечивать свою семью. А женщина должна быть транслятором веры. Кто, кроме матери, сообщит веру детям?
Греческое слово «икона» по-русски означает «образ». Образ Бога, образ праведной жизни. Если члены Царской семьи и не имели «предельного» совершенства, они несомненно показали нам Вектор, Путь. Прославление святости — это и есть определение того самого пути, на котором человек встретил Бога, а Бог встретил человека. Глубоко убежден в том, что для наших соотечественников (какой бы национальности они ни были, какую бы религию ни исповедовали) с точки зрения традиционного понимания семьи и ее ценности этот образ весьма педагогичен.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео