Ещё
Билеты в кино
Монстры на каникулах-3: Море зовет
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Мег: Монстр глубины
Боевик, Фантастика, Ужасы
Купить билет
Mamma Mia! 2
Комедия, Мюзикл
Купить билет
Небоскреб
Боевик
Купить билет

Клименко: лечение наркомании должно быть добровольным 

Фото: РИА Новости
О выявлении и профилактике наркотической и алкогольной зависимости у подростков и взрослых, о добровольном и принудительном лечении зависимости и их особенностях в интервью специальному проекту «Социальный навигатор» рассказала участница 12-го форума «Здоровье нации — основа процветания России», доктор медицинских наук, профессор, директор Национального научного центра наркологии — филиала ФГБУ «ФМИЦПН им. В. П. Сербского» Минздрава России Татьяна Валентиновна Клименко.
— Татьяна Валентиновна, расскажите, пожалуйста, какова сейчас ситуация с наркоманией в нашей стране?
— В отличие от зарегистрированной заболеваемости наркологическими расстройствами вследствие употребления алкоголя, по которым наблюдается устойчивое снижение последние 10 лет, динамика зарегистрированной наркологической заболеваемости вследствие употребления наркотиков не такая однозначная.
Мы фиксируем снижение показателей пагубного потребления наркотиков среди подростков с 21,8 на 100 тысяч подросткового населения в 2009 году до 19,9 в 2016-м. Снижается заболеваемость синдромом зависимости от наркотиков и среди взрослого населения: с 250,6 до 199,5 на 100 тысяч за тот же период времени.
Тем не менее сохраняется рост числа впервые выявленных наркопотребителей. Это может быть связано с несколькими обстоятельствами. Во-первых, у нас в стране уже несколько лет существует развернутая система раннего выявления употребляющих наркотики. Во время ежегодных профилактических медицинских осмотров тестируются на потребление наркотиков представители многих профессий и лица, деятельность которых связана с повышенным риском для себя и окружающих: пилоты, авиадиспетчеры, водители транспортных средств, сотрудники охранных предприятий и иные лица, владеющие оружием. Такую проверку ежегодно проходят также обучающиеся в школах и вузах.
Масштабная диагностическая работа среди широких слоев населения неизбежно увеличивает показатели выявляемости наркопотребителей, что можно расценивать как эффективный результат развернутой в стране системы раннего выявления потребителей наркотиков.
А во-вторых, это может быть связано с тем, что сейчас весь мир накрыла волна так называемых дизайнерских (синтетических) наркотиков, так называемых новых психоактивных веществ. В соответствии с общемировой динамикой в нашей стране также увеличивается рост их потребления среди подростков — с 1,9 на 100 тысяч подросткового населения в 2009 году до 7,4 в 2016 году. У взрослого населения статистические показатели по потреблению дизайнерских наркотиков также, к сожалению, растут: от 12,8 до 31,5 соответственно.
А вот по опийной наркомании ситуация, наоборот, более оптимистичная: если у подростков в 2009 году эта цифра составляла 12,7, то в 2016-м — всего 0,7. У взрослых 217,8 в 2009-м и 138,9 — в 2016 году.
Клименко\: лечение наркомании должно быть добровольным
— Если выявили, что кто-то принимает наркотики, ребенок или взрослый, каковы действия врачей дальше? Принудительно можно заставить лечиться?
— У нас в стране принудительное лечение применяется только по решению суда к лицам, которые совершили различные правонарушения и в связи с наличием у них тяжелого психического расстройства признаны судом невменяемыми. Также по решению суда условно осужденные могут быть наделены обязанностью пройти курс лечения от алкоголизма или наркомании. Если осужденный от такого лечения уклоняется, то условное наказание могут заменить на реальное.
В местах лишения свободы медицинская комиссия может назначить осужденному обязательное лечение от алкоголизма или наркомании. Если осужденный от такого обязательного лечения уклоняется, он лишается права на условно-досрочное освобождение. Такой вот стимул.
— Если говорить об осужденных, это касается только уголовных преступлений?
— И административных правонарушителей тоже. Лет пять назад была введена система законодательного понуждения наркопотребителей, привлеченных к административной ответственности, к лечению. Эта система заключается в том, что все административные наркоправонарушители помимо вынесенного им административного наказания направляются в наркологическую организацию для диагностики и по показаниям — на лечение, реабилитацию и профилактические мероприятия.
Сейчас в думе рассматривается законопроект о применении такой же системы законодательного понуждения к лечению лиц, которые совершили административное правонарушение в состоянии алкогольного опьянения.
Скажем, человек попался пьяным за рулем. За данное правонарушение он обычно лишается права вождения автомобиля на определенный срок. Но во многих станах мира наряду с лишением прав данного правонарушителя обязывают пройти курс лечения по поводу проблем, связанных с употреблением алкоголя. И если лечение он не прошел, он права не получит, даже когда срок лишения прав закончится. Эта практика хорошо себя зарекомендовала как эффективная меры профилактики пьянства за рулем.
— А обычные люди, употребляющие наркотики, но не совершившие пока никаких противоправных действий?
— Современное зарубежное и российское законодательство такого лечения не предусматривает, поэтому такого вида принудительного лечения от алкоголизма и наркомании у нас нет.
— Это касается и детей?
— Тестирование на наркотики школьников и студентов в образовательных организациях проводится с добровольного согласия либо самого обучающегося, если он старше 15 лет, либо его законных представителей (родителей или опекунов), если ему меньше 15 лет.
Однако примерно 12% родителей школьников от их тестирования на наркотики отказываются. А иногда бывает, что мама дала согласие на тестирование своего ребенка, но в день его проведения ребенок в школу по какой-то причине не приходит.
Мы в такой ситуации всегда говорим о том, что так называемые отказники — это группа повышенного риска, за которой нужно более пристально наблюдать, потому что возникает вопрос, почему они отказались от процедуры. Уже доказано, что периодические тестирования — это очень эффективная профилактическая мера. В школах, где ежегодно проводятся такие проверки, процент выявленных наркопотребителей при последующих тестированиях всегда бывает меньше.
Ежегодные проверки — эффективная мера сдерживающего характера.
Кстати, если во время тестирования врач выявляет наркопотребителя, он никогда и никому, в том числе школьной администрации и педагогам, об этом не сообщает, а индивидуально работает с подростком и его родителями, убеждает их в необходимости лечения.
Согласие на лечение до 15 лет дают родители или законные представители ребенка. После 15 лет требуется согласие самого подростка.
— А если родители или подросток не дают согласия?
— Тогда мы, к сожалению, ничего не можем сделать. У врачей остается только возможность попытаться убедить пациента в необходимости лечения методами психологического или психотерапевтического воздействия. Лечение больного наркоманией — очень сложная задача, решение которой требует не только много усилий, но и много лет.
Используются методы медикаментозной терапии, психотерапии, психологической коррекции, социальной поддержки.
Дело в том, что у больного наркоманией есть одна радость в жизни — употребление наркотика. Я иногда сравниваю наркоманию с кукушонком. Когда кукушонок вылупляется из яйца, он всех других птенцов из гнезда выкидывает. Вот так и с наркотиком: как только наркотик появляется в организме человека, он все остальные удовольствия вытесняет.
Наркоман не знает никаких других радостей и удовольствий, кроме употребления наркотика. Он не получает удовольствия ни от веселой игры, ни от вкусной еды, ни от красивой девушки, ни от хорошей погоды, ни от замечательного кино.
Если человек начал употреблять наркотики во взрослом возрасте, он эту способность радоваться жизни потерял, если в детско-подростковом возрасте, то она у него и не сформировалась. В любом случае его нужно научить испытывать удовольствие и радость от жизни, которые необходимы любому человеку.
Лечение наркомании — это только в самом начале медикаментозная терапия, а потом — продолжительное психологическое воздействие.
— Мы больше говорим о наркотиках. А какая ситуация с алкоголизмом?
— По алкоголю идет снижение потребления с 2009 года. Но знаете, что любопытно? Я столкнулась с тем, что когда на конференциях докладываю о положительной динамике по алкогольной заболеваемости, мне обычно начинают возражать и не хотят верить цифрам. А статистика показывает, что в 2009 году в России потребляли 18 литров алкоголя на человека в год, а в 2016-м — 13,5 литра. Это поразительные цифры! Но к позитивной информации у нас, как выясняется, многие не готовы, не хотят видеть, что алкогольная ситуация в стране существенно изменилась к лучшему.
Лет 10 назад приезжал из Америки мой знакомый. Он был поражен тем, что на улице много людей ходят с бутылками пива. А сейчас, посмотрите, этого нет. Мы преодолели эту ужасную моду на пьянство, на дебош, на гульбу и разгул. И все больше формируется мода на здоровье, на здоровый образ жизни, на социальный успех.
— Возможно, и «моду» на наркотики тоже со временем преодолеем?
— Конечно, преодолеем, но насколько быстро мы это сделаем, зависит от того, насколько хорошо будут работать профилактические программы. Их очень важно выстраивать правильно. Если помните, во времена Лужкова вся Москва была завешана растяжками «Нет наркотикам!». Но на самом деле это была не антиреклама, а реклама. Растяжки эти провисели буквально несколько дней, потом их сняли.
Важно таких ошибок не повторять. Современная задача профилактики наркотизма в том, чтобы с антинаркотическими программами и роликами выходить на информационные каналы, которыми пользуются подростки.
Сейчас Минздравом России готовится большая профилактическая программа по разработке антинаркотических и антиалкогольных роликов для интернета, ведь именно он для молодежи является основным информационным каналом.
Разумеется, профилактическая работа ведется и в школах, но задача эта очень непростая. Профилактика не должна превратиться в инициирование интереса к наркотикам, поэтому этой важной работой должны заниматься только специально обученные лица.
Клименко\: лечение наркомании должно быть добровольным
— Но как избежать инициирования интереса? Показывать негативные последствия употребления?
— Да, показывать негативные страшилки, никуда от этого не деться. Однако показывать не только страшилки, нужно тут же давать позитивную альтернативу.
Скажем, вот этот принимает наркотики и пришел вот к такому отрицательному результату, а вот этот не принимал никогда наркотиков, и у него все сложилось успешно. Это очень важно — показывать положительные примеры, потому что, бывает, задаешь вопрос: «Что такое здоровый образ жизни?».
Люди начинают отвечать: «Вот это нельзя, вот это и это, и вот то тоже нельзя». Тогда спрашиваешь: «А что можно?». И такой вопрос обычно ставит в тупик.
О чем это говорит? О том, что в профилактической работе был перекос с упором на негативную информацию и человек не получил позитивной альтернативы. Нельзя говорить только о негативе, нужно задавать положительную программу, тогда профилактическая работа будет давать более значимые результаты.
Когда в 1985 году проходила антиалкогольная кампания, мой учитель сказал поразительную фразу: «Если с полки магазина убрали бутылку водки, на эту полку нужно положить другой товар». Природа не терпит пустоты. То есть если из жизни человека убирают алкоголь или наркотики, ему нужно сформировать альтернативные интересы. Это непросто, но это необходимо, без этого не будет результата.
— Но ведь профилактика — дело не только школы, родители тоже должны говорить с детьми о наркотиках. Как им это делать правильно?
— Просто говорить «Не принимай наркотики» не поможет, эффект, как уже говорилось, может оказаться обратный. Родители в первую очередь должны правильно детей воспитывать.
Чтобы дети были благополучными, ими нужно заниматься, строить с ребенком отношения, не командовать им, не приказы отдавать, а выстраивать взаимопонимание.
У ребенка совершенно другой взгляд на жизнь, у ребенка совершенно другие интересы, и ребенок никогда не будет жить теми интересами, которыми живут родители, потому что ребенок просто моложе своих родителей минимум лет на 20-30. И родители должны это понимать и считаться с этим.
— С подростками сложно разговаривать, они уверены, что знают больше родителей и лучше их.
— Они знают не больше и не лучше, они знают по-другому и другое. Но знают действительно многое. Мы проводили работу в школе и взяли программу профилактики 10-летней давности.
Дети смеялись, потому что вся та информация на сегодняшний день уже устарела, она не работает.
Воспитание ребенка — это ведь целая наука. Когда-то знания передавались из поколения в поколение и опыт воспитания накапливался в семьях. В многодетных семьях старшие дети привлекались к воспитанию младших. И когда старшие дети создавали свои семьи, младшие помогали им в воспитании своих племянников. Таким образом в семьях шло накопление информации и навыков воспитания.
А в современных семьях долго было по одному, реже — по два ребенка. В такой ситуации подрастающим детям не у кого было обучаться навыкам воспитания детей. Так информационный процесс передачи информации по воспитанию детей был утерян, поэтому зачастую многие родители не знают, как воспитывать детей.
Беседовала Наталья Филиппова
МИА «Россия сегодня» и «Социальный навигатор» выступают стратегическими медиапартнерами 12-го всероссийского форума «Здоровье нации — основа процветания России». МИА «Россия сегодня» — международная медиагруппа, представляющая линейку информационных ресурсов: РИА Новости, «Р-Спорт», РИА Недвижимость, «Прайм», РИА Рейтинг, ИноСМИ, Sputnik. «Социальный навигатор» — информационно-просветительский проект МИА «Россия сегодня», направленный на освещение широкого круга общественно значимых проблем и вопросов: медицина, образование, паллиативная помощь, благотворительность, волонтерское движение, вопросы миграции и другие.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео