Ещё

Как фестиваль молодежи 1957 года изменил СССР 

Фото: Русская Семерка

Летом 1957 года москвичи испытали настоящий культурный шок. Живущая за «железным занавесом» столичная молодежь получила возможность беспрепятственно общаться со своими зарубежными сверстниками, что имело далеко идущие последствия.

Атмосфера открытости

1957 год для нашей страны выдался чрезвычайно насыщенным. Он отметился испытанием межконтинентальной баллистической ракеты и спуском на воду атомного ледокола «Ленин», выводом на орбиту Земли первого искусственного спутника и отправкой в космос первого живого существа — Лайки. В этом же году было открыто пассажирское воздушное сообщение между Лондоном и Москвой, и, наконец, советская столица приняла VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов.

Фестиваль произвел настоящий фурор в закрытом от внешнего мира советском обществе: такого наплыва иностранцев столица СССР еще не видела. В Москву приехали 34 тысячи делегатов из 131 страны мира.

Многие свидетели событий ностальгируют за этими яркими и насыщенными днями. Несмотря на идеологическую подоплеку фестиваля на нем могли беспрепятственно общаться представители разных культур и политических пристрастий. Чтобы досуг интернациональной молодежи проходил более комфортно московские власти сделали свободным доступ в Кремль и парк Горького.

Для передвижения зарубежных делегаций были выделены открытые грузовики, из которых гости могли спокойно наблюдать за жизнью столицы, а горожане — за иностранцами. Однако уже в первый день фестиваля машины, атакованные общительными москвичами, на долгое время стопорились на дороге, из-за чего участники массово опаздывали на торжественное открытие форума в Лужниках.

За две недели фестиваля было проведено свыше восьмисот мероприятий, однако молодые люди не ограничивались официальным регламентом и продолжали общение даже глубокой ночью. Столица гудела сутки напролет, — вспоминают очевидцы событий.

Поздним вечером гости столицы и москвичи концентрировались в центре — на Пушкинской площади, проезжей части улицы Горького (современная Тверская) и на проспекте Маркса (ныне улицы Моховая, Охотный ряд и Театральный проезд). Молодежь распевала песни, слушала джаз, дискутировала на запрещенные темы, в частности, об авангардном искусстве.

Символы прошлого

Городские службы готовились к наплыву иностранцев заранее и столица, по воспоминаниям, очевидцев заметно преобразилась. На приведенных в порядок улицах появились диковинные в то время венгерские «икарусы», постарался и отечественный автопром, выпустивший новую «Волгу» (ГАЗ-21) и микроавтобус «Фестиваль» (РАФ-10). К началу мероприятий достроили стадион «Лужники» и гостиницу «Украина».

До сих пор москвичам об этом событии напоминает городская топонимика: проспект Мира, Фестивальная улица, парк Дружба.

Последний был создан специально к фестивалю молодыми специалистами — выпускниками Московского архитектурного института.

В дни фестиваля впервые на советском телевидении появилась передача «Вечер веселых вопросов» (сокращенно ВВВ). Правда в эфир она вышла всего три раза. Спустя четыре года авторская команда ВВВ создаст новый продукт, ставший на долгие десятилетия телевизионным брендом — программу КВН.

Через два года после молодежного форума был возобновлен Московский кинофестиваль, где советские зрители получили уникальную возможность ознакомиться с новинками мирового, в том числе и практически неизвестного в стране западного кинематографа.

В 1955 году к Спартакиаде народов РСФСР поэтом Михаилом Матусовским и композитором Василием Соловьевым-Седым была написана песня «Подмосковные вечера», однако произведение так полюбилось москвичам, что его решили сделать официальной песней VI Фестиваля молодежи и студентов. Она не только стала одним из музыкальных символов столицы, но и самой узнаваемой иностранцами советской мелодией.

Общение с выгодой

Среди посетивших СССР делегаций была и американская, к ней в разгар «холодной войны» было приковано, пожалуй, самое пристальное внимание общественности. Специалисты говорят, что именно тогда в Советском Союзе впервые узнали о рок-н-ролле, джинсах и юбках клеш.

Знакомство на фестивале с американской культурой получило развитее: через два года в столицу приехала Американская национальная выставка, которая по замыслу организаторов должна былаошеломить советских людей, лишенных многих элементарных вещей. Именно с 1959 года в СССР получил широкое распространение напиток «пепси-кола».

Но вернемся к фестивалю. К молодежному форуму советская легкая промышленность партиями выпускала одежду с фестивальной символикой. Заветные платки или футболки, украшенные стилизованным цветком с пятью разноцветными лепестками, расходились как горячие пирожки. На всех не хватало. Тут то и всплыли фарцовщики, предлагая втридорога вожделенный товар.

Однако не только советские граждане, но и толпы гуляющих по московским улицам иностранцев стали мишенью, на которую нацелились спекулянты всех мастей. Наиболее ходовым товаром были американские доллары, которые фарцовщики скупали у иностранцев чуть выше официального курса, установленного на уровне 4 рублей за 10 долларов. Но своим согражданам «зеленые» они перепродавали уже с 10-кратной наценкой.

Именно во время московского фестиваля началась бурная деятельность будущих воротил нелегального валютного рынка страны — Рокотова, Яковлева и Файбышенко, громкий процесс над которыми в 1961 году закончился смертным приговором.

«Дети фестиваля»

Для советского общества, зажатого рамками идеологического контроля в вопросах полового поведения, фестиваль стал своеобразным маркером сексуального раскрепощения. Очевидцы вспоминают, как толпы девиц со всей Москвы стекались на окраины города к общежитиям, где проживали делегаты. Внутрь зорко охраняемых милицией зданий пробраться было невозможно, но никто не запрещал гостям выходить на улицу. А дальше без всяких прелюдий интернациональные парочки удалялись в темноту (благо погода позволяла), чтобы предаться запретным наслаждениям.

Однако идеологические органы, считавшие своим долгом следить за нравственным обликом советских граждан, очень быстро организовали летучие дружины. И вот вооруженные мощными фонарями, ножницами и парикмахерскими машинками блюстители нравственности отыскивали любовников, и у пойманных на месте «преступления» любительниц ночных похождений выстригали на голове часть волос.

Девице с лысой «просекой» на голове не оставалось ничего делать, как побриться наголо. Жители столицы тогда неодобрительно присматривались к молодым представительницам слабого пола, носившим на голове туго повязанный платок.

А спустя 9 месяцев после молодежного праздника в советский обиход прочно вошло словосочетание «дети фестиваля». Многие утверждали, что в Москве в это время произошел «цветной бэби-бум». Известный джазовый саксофонист Алексей Козлов, вспоминая ту атмосферу раскрепощенности, царившую летом 1957 года в Москве, отмечал, что особый интерес у столичных девушек вызывали выходцы из африканских стран.

Историк Наталья Крылова не склонна преувеличивать масштабы рождаемости метисов. Они, с ее слов, были небольшие. Согласно сводной статистической выписке, подготовленной для руководства МВД СССР, после фестиваля было зафиксировано рождение 531 ребенка смешанных рас. Для пятимиллионной Москвы это было ничтожно мало.

К свободе

Главным итогом VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве стало пусть и частичное, но все же приоткрытие «железного занавеса» и последовавшее за этим потепление социального климата в стране. Советские люди по-иному взглянули на моду, манеры поведения и образ жизни. В 60-е годы в полный голос о себе заявило диссидентское движение, были совершены смелые прорывы в литературе, искусстве, музыке и кинематографе.

Сам фестиваль порадовал и удивил посетителей насыщенностью и разнообразием мероприятий. Так в кинотеатре «Ударник» было продемонстрировано 125 фильмов из 30 стран, большинство из которых еще вчера цензура отнесла бы к запрещенному кино. В парке Горького прошла выставка художников абстракционистов с участием Джексона Поллока, который совершенно не вписывался в каноны пропагандируемого в СССР соцреализма.

В 1985 году в Москву вернулся уже двенадцатый по счету фестиваль молодежи и студентов. Он стал одним из символов намечающейся перестройки. Советские власти наделись, что фестиваль сможет развеять за рубежом негативное представление об СССР.

Столицу тогда основательно очистили от неблагожелательных элементов, но вместе с этим и остальных москвичей оградили от близкого контакта с иностранными гостями. Общаться было разрешено только лицам прошедшим строгий идеологический отбор. Многие тогда заметили, что такого единения молодежи как в 1957 году в предперестроечной Москве уже не было.

 Ещё 2 источника 
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео