13 ноября 2017, Коммерсант

Танцы беспокойной души

Компания Дрездена-Франкфурта на DanceInversion
На сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко в рамках фестиваля DanceInversion выступила Танцевальная компания Дрездена-Франкфурта — бывшая труппа Уильяма Форсайта, которой руководит ее бывший солист Якопо Годани. Рассказывает Татьяна Кузнецова.
Якопо Годани танцевал у Форсайта во Франкфуртском балете с 1991 по 2000 год, в пору расцвета труппы. Как раз тогда худрук труппы разработал и записал на диск свою знаменитую «технику танцевальной импровизации»: следуя открытым им законам геометрического движения тела, любой танцовщик мог сочинить себе танец. Дополнив упражнения в импровизации сводом правил по композиции и освоению сценического пространства, мэтр создал научную базу для всех желающих стать хореографом, не учтя одного — оригинального дара будущих творцов. Ведущий солист Франкфуртского балета Якопо Годани принимал деятельное участие в исследованиях, а хореографические амбиции проявил еще до поступления к Форсайту. Вооружившись научным инструментарием, честолюбивый итальянец покинул Франкфуртский балет и начал ставить по всему миру. Впрочем, в худруки его не звали до 2015 года, когда Форсайт отчего-то покинул Forsythe Company, созданную специально для него двумя городами.
Его труппу тут же переименовали в Танцевальную компанию Дрезден-Франкфурт. А Якопо Годани, едва приняв бразды правления, заявил, что удалит из репертуара все спектакли Форсайта, в последние годы увлекшегося перформансами и танц-инсталляциями, и будет развивать «виртуозность танца». «Мы с Форсайтом тотально разные», — заявил он.
Судя по программе, показанной в Москве, хореограф выдает желаемое за действительное. Он, конечно, эпигон Форсайта. Но того, давнего, из ХХ века, который упивался «головокружительной точностью» классического танца, не сбитого с ног самыми радикальными деконструкциями. Программный балет Годани — «Вечный двигатель» (2016) на музыку дуэта 48nord — утыкан пуантами, батманами, кабриолями, аттитюдами и жете, как арбуз семечками. Клювы дотянутых подъемов, руки в классических позициях, только заведены за спину до предела, выворотность и шаг используются по максимуму, просвечивает ткань черных обтягивающих комбинезонов — во всем опознается тот реформатор классики, которого во всем мире привыкли считать «настоящим Форсайтом». И в новейшем балете «Высокая порода» (2017) на музыку того же 48nord Годани не изменяет своему низвергнутому божеству, хотя и одевает танцовщиц в носки вместо пуантов, а цвет прозрачных комбинезонов меняет с черного на бордовый. (Хореограф, кстати, свои балеты не доверяет никому, все делает сам: свет, сценографию, костюмы, если требуется, пишет текст, иногда даже музыку.) 15-минутное двойное адажио — «Эхо беспокойной души» (2016) на музыку Мориса Равеля — отличается от многолюдных балетов Годани большей лиричностью и кантиленой движений в адажио. Но и в этом pas de quatre легко разглядеть фирменные форсайтовские оттяжки-растяжки, выгнутые долларом торсы и вечное партнерское противоборство.
Конечно, Годани очень старается говорить собственным языком, и старания эти видны. Он гораздо декоративнее Форсайта, он любит и умеет работать на публику: его заботит не внутренняя логика развития движения или комбинации, а произведенный эффект. Это такой «пантеистичный Форсайт»: фантастически подвижные тела его артистов извиваются во всех направлениях сразу, заставляя подыскивать растительно-животные эпитеты — от гибких лиан до бескостных червей. В рисунках массовых композиций хореограф демонстративно чередует искусно выстроенный хаос с классической геометрией: сбитые в клубок танцовщики то выстреливают ногами-руками, точно дикобраз иглами, то выстраиваются в почти военизированные диагонали и шеренги. В адажио Годани идет дальше своего предшественника: если у Форсайта нога балерины, задранная на 220 градусов, была итогом и кульминацией, то у итальянца она описывает полный круг, как секундная стрелка. Следуя «растительным» принципам, хореограф Годани любит сплетать партнеров туловищами и конечностями — так, что нелегко понять, где чья нога. В отличие от Форсайта, он часто укладывает интенсивно шевелящуюся даму на спину или на плечи кавалеру. Он так же, как Форсайт, дарит своим артистам 30 секунд славы, выпуская их в крошечных соло, но эти маленькие вспышки ослепляют не столько неожиданностью хореографии, сколько невероятными возможностями артистов, превосходно вышколенных для подобной хореографии. В целом же хореография Годани похожа на «американские горки»: дух захватывает, но второй раз не поедешь.
Оставить комментарий

Главное по темам

От типографии до театра: 3D-технологии меняют мир

Вчера, 16:21

Что смотреть на фестивале «Дягилев. P. S.»

Вчера, 10:23

80-летний Николай Дроздов станет певцом

Вчера, 10:14

Опубликован черный список гостей культурного форума

16 ноября 2017

«Русский балет» представил премьеру «Дон Кихота»

15 ноября 2017

Видеоновости

Статьи

«Матильда» понравилась избранным

Депутаты Госдумы похвалили фильм Алексея Учителя

Что делает голый русский в Европе?

Европейцы издеваются над собой, но меняться не собираются

За «Матильду» ответят все

Лидер организации «Христианское государство» задержан из-за призывов сжигать кинотеатры

«Он любовник из любовников»

Жизнь, любовь и смерть Марины Цветаевой в вещах, фотографиях и документах

Названа дата выхода продолжения «Пятидесяти оттенков серого»

Писательница Э. Л. Джеймс назвала в инстаграме дату выхода своей новой книги. Джеймс — автор романов «Пятьдесят оттенков серого», «На пятьдесят оттенков темнее» и «Пятьдесят оттенков свободы».

Фоторепортажи