14 ноября 2017, РИАМО

Худрук Нового драматического театра: о первой постановке Шекспира и возвращении к Островскому

О том, на какие вопросы зритель найдет ответ в новой постановке, о продолжении МХАТовских традиций, задачах современного психологического театра и планах на следующий год в интервью РИАМО рассказал художественный руководитель МНДТ, заслуженный деятель искусств России Вячеслав Долгачев.
10 самых интересных спектаклей осени в Москве >>
Вячеслав Васильевич, Вы работали в разных театрах, в том числе за границей. Что отличает Новый драматический театр от других?
— Так сложилась моя театральная биография, что я ставил спектакли во многих театрах Москвы. Но самый большой период до Московского Нового драматического театра я проработал во МХАТе им. Чехова под руководством Олега Николаевича Ефремова. Когда-то, будучи еще школьником и попав во МХАТ на спектакль Владимира Немировича-Данченко «Три сестры», я загадал, что буду самым счастливым человеком, если когда-нибудь смогу работать в этом театре. Моя мечта осуществилась. И десять лет, прожитые во МХАТе, — счастливые годы моей жизни, прежде всего потому, что это были годы настоящей школы психологического театра. Олег Николаевич нес в себе самом глубокое понимание подлинности существования актера на сцене, чем заражал всех, кто соприкасался с ним в работе.
Надеюсь, что Олег Николаевич пригласил меня в Художественный театр не случайно, почувствовав во мне и моих работах родственность именно этому направлению сценического искусства. Что же касается необходимости «отличаться» от кого бы то ни было, то такой потребности нет. Ты такой, каков ты есть, и другим быть не можешь. И все, что составляет твою индивидуальность, и отличает тебя от других. Каждая постановка — твое лицо именно в этот период твоей жизни.
В таком случае какие постановки можно назвать визитной карточкой театра?
— Если говорить о том, что именно сегодня нас больше всего отражает, это, конечно, работы последних лет. Мы ведь не меняемся ежедневно, как новости, хотя и новостей действительно новых не так уж много. Так что последние работы наиболее отражают наши размышления о жизни и о себе. Это и «В ожидании Годо» Сэмюэля Беккета, и очень важный для нас спектакль «Три мешка сорной пшеницы» Владимира Тендрякова, и «Месяц в деревне» Ивана Тургенева, ну, и последняя наша премьера «Что угодно, или 12 ночь» Уильяма Шекспира.
МНДТ открыл 43-й сезон премьерой комедии «Что угодно, или 12 ночь». Раньше Вы не ставили Шекспира. Что Вас подвигло на эту постановку?
— Выбор той или иной пьесы — это как химический процесс, играющий немалую роль в любви.
То есть, как все цивилизованные люди понимал: Шекспир — ну, это Шекспир! А что-то конкретно меня задевало крайне редко. Может быть, отдельные сцены или замечательные исполнители, такие как Иннокентий Смоктуновский. Но в целом, чтобы я какую-либо историю мог спроецировать на себя, это вряд ли. И так случилось, что в последнее время посмотрел несколько спектаклей по «12 ночи», в которых я не нашел даже попыток ответов на вопросы, которые возникали у меня во время просмотров этих спектаклей. И я полез в пьесу. И обнаружил для себя интересный материал для размышлений.
Удалось ли Вам найти ответы на эти вопросы? И помогла ли Вам в этом публика?
— Конечно, не найдя ответов для себя, я не вышел бы на публику. Есть такие авторы и такие пьесы, которые в трактовках не нуждаются. Ты просто должен внимательно читать, пытаясь доверчиво следовать за тем, кто взял тебя за руку и ведет в свою страну. Путешествие точно не будет напрасным и пустым. Ведь ты идешь за хорошим автором, глубоким и содержательным человеком. Ему вряд ли интересны твои домыслы, твое желание отличиться и сделать что-то не так, как написано. Это последняя комедия Шекспира, я бы сказал, что она переходная к следующему периоду — шекспировских трагедий. И когда мы репетировали, то мне, сидящему одному в зале, было не так уж и смешно, даже в так называемых очевидно комических сценах. Но пришел зритель, и весь серьезный, порой даже очень драматичный, смысл этой пьесы стал восприниматься через комедийный фильтр.
Как прошли первые показы, как зрители принимают спектакль?
Зал смеется, узнавая себя в разных, не всегда смешных ситуациях. Все в пьесе как будто влюблены. Один добивается предмета своей любви голами, другая готова отказаться от себя, поменяться до неузнаваемости, превратиться в юношу, чтобы оказаться рядом с предметом своей любви, третий — впервые очутившись лицом к лицу с незнакомкой, тут же готов идти с ней под венец, и т. д. И оказывается, что все находятся в любовном заблуждении, готовы в одночасье поменять предмет своей любви. Так что же это было? Любовь? Влюбленность? Самообман? Кого они все любили? И так ли уж был важен предмет их любви, если так легко можно все поменять? Не хочу рассказывать дальше. Потому что ответ может возникнуть только у зрителя, внимательно подключившегося к этой веселой-невеселой комедии Шекспира.
В свое время МНДТ возник как мастерская выпускников школы-студии МХАТ, затем концептуально продолжился как лаборатория молодых драматургов. Можете ли Вы сказать, что продолжаете МХАТовские традиции: в выборе репертуара, литературного материала и пр. ?
— Одна из основных МХАТовских традиций — это работа над очень хорошей драматургией. В этом смысле афиша театра состоит исключительно из драматургии мирового уровня. Только перечисление наших авторов тому доказательство, включая, например, и Майю Кучерскую, по книге которой «Чтение для впавших в уныние» мы играем. Этот автор — лауреат и Бунинской премии, и «Студенческого Букера». И недавно ушедший от нас американский гений Сэм Шепард, предоставивший нашему театру исключительное право постановки на территории России одной из последних своих пьес «Века Луны» — эталонный пример отличной драматургии.
Вы упомянули о МХАТовской школе психологического театра…
— Если говорить о понимании психологического театра, к которому мы себя причисляем, то это непростой вопрос. В драматическом театре, в отличие от музыки, нет точных и общепринятых критериев.
Но, надеюсь, 10 лет работы во МХАТе под руководством настоящего практика наследия Станиславского — Олега Ефремова — прививка от ложных ходов. Мы по-прежнему нацелены понять другого человека, как самого себя. Неверно предполагать, что эти цели далеко в прошлом. Наука, занимающаяся проблемами мозга, мышления человека, а, следовательно, его поведения, все дальше и дальше продвигается в попытке познать непостижимое. Когда-то Станиславский сформулировал: «… от сознательного к бессознательному», и сегодня наука, а вместе с ней и психологический театр, все больше интересуются бессознательным. Мы пытаемся развивать психологический театр как одно из направлений сценического искусства.
Что Вы считаете актуальным материалом для современного театра?
— После Шекспира мы вновь возвращаемся к Островскому. Ведь Островский для русского театра — «наше все». Я бы сказал, не назад к Островскому, а вперед, к Островскому. Несмотря на давно знакомые зрителю сюжеты, Александр Николаевич издалека видит нас сегодняшних гораздо глубже многих современных авторов, пытающихся проанализировать состояние человека.
Шекспир, Мольер, Гольдони, Дюрренматт, Чехов, Островский, Вампилов, Тендряков… Раскройте секрет, какие имена зритель сможет увидеть на афише театра в следующем сезоне?
— В своей американской педагогической практике, а я преподаю в Нью-Йоркском университете (NYU), Julliard School, Actors Centre, неоднократно репетировал со студентами сцены всех чеховских пьес. И даже поставил «Чайку» в «Классик Стэйдж Компани» в Нью-Йорке с бродвейскими звездами. Но кроме «12 новелл о любви» из 12 рассказов Чехова в России никогда этого классика не ставил. И вот теперь, когда мною воспитанная труппа набралась опыта и мастерства, думаю приступить к большому и сложному проекту, в котором будут заняты все актеры театра. Мы начнем репетировать четыре пьесы Чехова: «Чайка», «Дядя Ваня», «Три сестры» и «Вишневый сад». Причем одновременно. Что из этого получится, зритель увидит в 2018 году.
Расскажите об актерах труппы. Как попасть в ваш театр молодому артисту?
— Каждый год наш театр проводит просмотры молодых артистов в поисках талантливых людей, которых мы могли бы принять в нашу труппу. Традиционно мы смотрим отрывки, приготовленные студентами. Отобранные при просмотре претенденты готовят за час-два в стенах театра сцены, которые даем им уже мы. И только после этого решается вопрос о приглашении в труппу. Каждый год мы можем взять 3 — 4 человека. Но в этом году мы решили расширить нашу труппу — таково требование времени — мы взяли 10 актеров. Это совсем не значит, что все приживутся, подтвердят в реальной работе свои качества, увиденные нами на просмотрах. Кому-то наш взгляд на театр, профессию и предназначение не покажутся близкими. Кого-то не устроит загруженность работой, профессиональные требования. Последнее время встречаются выпускники театральных вузов, относящиеся к театру как к запасному аэродрому: занят немного, немного получаю, зато постоянно, а все основные интересы на стороне — сериалы, кино и т. д. Театр такого отношения не прощает. Но те, кто в театре реализует свое призвание, имеют замечательные возможности совершенствования и роста в профессии. Перечислять всех молодых актеров театра трудно, так как наша труппа одна из самых молодых — 70% актеров до 35 лет.
При театре есть детская студия. Какие таланты открываются в детях, которые приходят заниматься, и как протекает их творческая жизнь?
— Нашей Детской театральной студии всего два года. Это только начало, как мы надеемся, большого и важного дела. Театральные занятия призваны решать многоуровневые задачи: от развития внимания, общения, способности действовать и транслировать свои желания до эстетического воспитания ребенка. Совсем не обязательно каждый участник студии станет артистом, но он получит навыки, развивающие способности, необходимые в социальной жизни. И уж точно студия воспитает в ребенке любовь к творчеству, к театру, а также потребность общения с прекрасным. А наиболее способные студийцы будут заняты в спектакле, который мы приготовим для Малой сцены театра. И маленькие артисты будут играть для своих сверстников, юных зрителей. Преподают им наши молодые актеры.
Худрук театра «Русский балет» Вячеслав Гордеев: «Мы сделали ставку на классику» >>
Оставить комментарий

Главное по темам

Проект «Генеральная репетиция»

11:31

90 лет Московской оперетте

11:27

«Золото партии» во МХАТе

Вчера, 21:53

Лики столицы в постановке «Москва и москвичи»

Вчера, 18:08

Актриса Алла Демидова — о новом спектакле

Вчера, 15:51

Видеоновости

Статьи

«Матильда» понравилась избранным

Депутаты Госдумы похвалили фильм Алексея Учителя

Что делает голый русский в Европе?

Европейцы издеваются над собой, но меняться не собираются

За «Матильду» ответят все

Лидер организации «Христианское государство» задержан из-за призывов сжигать кинотеатры

«Он любовник из любовников»

Жизнь, любовь и смерть Марины Цветаевой в вещах, фотографиях и документах

Названа дата выхода продолжения «Пятидесяти оттенков серого»

Писательница Э. Л. Джеймс назвала в инстаграме дату выхода своей новой книги. Джеймс — автор романов «Пятьдесят оттенков серого», «На пятьдесят оттенков темнее» и «Пятьдесят оттенков свободы».

Фоторепортажи