Ещё

Танцпросвет 

Фото: Коммерсант

Компания Джессики Ланг выступила на DanceInversion

На сцене «Геликон-оперы» гастролями американской компании Jessica Lang Dance завершился фестиваль DanceInversion, продлившийся в этом году два месяца и десять дней. Американцы представили программу из шести балетов и номеров, оказавшуюся своего рода иллюстрацией истории американского современного танца, считает Татьяна Кузнецова.

Джессика Ланг — дама с университетским бэкграундом: окончила Джульярдскую школу, преподает в Нью-Йоркском университете, была одной из основательниц школы при Американском театре балета (ABT). Ее постановки, а ставит она с 1999 года, идут не только в балетных компаниях, но и в десятках учебных заведений США. В 2011-м, став постоянным хореографом театра Джойс, щедро спонсируемого фондом Эндрю Меллона, Джессика Ланг смогла основать и собственную труппу. Все это объясняет особенности ее хореографии, показанной компанией Jessica Lang Dance на гастролях в Москве.

Шесть номеров разной длительности (от 3 до 27 минут), разных постановочных приемов (от видео до традиционной вариации), разных жанров (от лирической зарисовки до гражданского манифеста) действительно отличались внешней несхожестью. Их сближала удивительная вторичность: ощущение дежавю преследовало на протяжении всего вечера, и лишь неглубокое знание истории американского балета мешало точно определить источники и составные части хореографии Джессики Ланг.

Вот, например, трехминутное мужское «Соло Баха» («кусочек радости», по отзыву американских критиков) — явный Пол Тейлор, классик позднего периода американского танца модерн. Это его руки — прямые в локтях, воздетые к небесам, его прыжки — с классической основой, но со спортивной трамплинностью, его позы, слегка отклоненные от центральной оси, его моторика и его оптимизм. Концертный номер под названием «Вызов», в котором солистка, одетая в длинную, закрывающую полсцены юбку, медленно вращается вокруг себя — так, что подол закручивается винтом, а корпус и руки выглядят сердцевиной экзотического цветка, уже привозили к нам не раз (Джессика Ланг поставила его в 2006 году по заказу компании Ailey II). Но трудно сказать, кто из американцев первым изобрел этот неотразимый прием.

Идею безостановочного движения в видеотанце Джессика Ланг подцепила у постмодернистки Люсинды Чайлдс, поставившей свой хрестоматийный «Dance» в 1979 году. Только в ее номере «White» 11 минут против чайлдсовских часа двадцати, Эдвард Григ вместо Филипа Гласса и романтическая окрыленность движений против отстраненности танца артистов «Dance». Есть и технические развлечения: у хореографини Ланг видеолюди движутся то в рапиде, то как на ускоренной перемотке, причем иногда то и другое происходит в одном кадре — не соскучишься.

Джессика Ланг вообще заботится об аудитории — возможно, по привычке опытного педагога. Она следит, чтобы ее артисты владели несколькими стилями танца и по возможности имели бы в основе классическую выучку — это придает им грацию и элегантность. И действительно: ее воспитанная труппа не раздражает глаз. Ланг старается, чтобы хореографическая речь была доходчивой, эмоциональной, образной и не слишком долгой — она и вправду не надоедает, понятна любому и потому возвышает зрителя в его собственных глазах.

В этом смысле очень показательна 20-минутная патетическая композиция «Взгляд на тысячу ярдов», поставленная на музыку Бетховена. Это опус про сплоченность и патриотизм, причем он может сойти как за антивоенный, так и за милитаристский (в смысле борьбы за правое дело, естественно). Люди в защитной форме движутся поперек сцены по белому лучу медленно, но неуклонно, подолгу застревая на одной ноге со смещенным центром тяжести. Дальнейшее развитие хореографического текста, нарастающие темп и амплитуда движений, подвижный рисунок мизансцен сколотят из них единый отряд, охваченный чувством взаимопонимания и взаимопомощи. Все это зримо продемонстрируют поддержки, в которых коллектив качает на руках и вздымает ввысь своих героев, а также многофигурные позы, похожие на движущиеся барельефы, когда прижатые друг к другу тела синхронно совершают одинаковые движения. В хореографии есть и пластическая экспрессия основательницы американского модерна Марты Грэм, и падения на пол, правила которых были разработаны Дорис Хамфри еще в 1930-е, и открытая патетика жеста, свойственная первому негритянскому хореографу Алвину Эйли. В сумме — альфа и омега американского танца ХХ века. Однако чем, кроме сексуальных разоблачений, живет культурная общественность сегодняшней Америки, мы так и не узнали.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео