Ещё

Фестиваль современного танца «На грани» показал, как станцевать произведение Достоевского 

Фото: Областная газета

В Екатеринбурге завершился VIII международный фестиваль современного танца «На грани». Всего за неделю перед жителями уральской столицы выступили 24 танцевальных коллектива — от Екатеринбурга до Италии. Корреспондент «ОГ» посетил фестиваль и подвёл его итоги.

Большой интерес на фестивале представляли десять премьерных спектаклей. Самый яркий — «Кафе Идиот» — совместная работа театра «Балет Москва» и хореографа Александра Пепеляева, одного из самых ярких представителей современного танца и пионера русского перформанса. Постановка открывала «На грани», она привлекла внимание яркой зрелищной формой и очертила главную тему фестиваля: осмысление литературы.

«Кафе Идиот» — коллекция впечатлений постановщика от одноимённого романа Достоевского. Это произведение прочитать непросто, а тут его решили станцевать. Интерпретацию автора можно не понять, но, зная текст или просто имея представление о творчестве писателя, каждый найдёт что-то своё. Что важно, взаимодействие произойдёт не на словах — за время танца не произносится почти ничего. Узнавание состоится через визуальные состояния, транслируемые актёрами. Эмоции могут быть двойственными, на что Александр Пепеляев и сделал акцент. Актёр за время спектакля предстаёт и князем-эпилептиком, и купцом-смутьяном. Сложный психологический посыл Фёдора Михайловича помогает понять яркая визуальная форма: присутствие красного цвета как транслятор нервного состояния, парящая ткань над вентиляторами — образ невинности, интерактивная графика — отсылка к актуальности поиска себя во все времена.

Всё это было в Екатеринбурге. Но автору этих строк довелось увидеть постановку в Москве. И разница есть. «Балет Москва» привёз на Урал несколько изменённую версию спектакля. В оригинальной версии на сцене должны присутствовать ярко-зелёные стены и красные двери, в которые постоянно заходят и выходят актёры, создавая уместное чувство напряжения и даже раздражения. Ограниченное пространство, инсценирующее одновременно и дом, и препятствие, усиливает драму борьбы героев друг с другом и с самими собой. Без этого антуража постановка лишается нервозного состояния. Вынужденное изменение сценографии объяснила арт-директор фестиваля Лариса Барыкина.

— К сожалению, у театра «Балет Москва» сгорел склад с декорациями, — пояснила она. — Поэтому спектакль какую-то часть своего внешнего визуального облика утратил, но я не думаю, что это было очень принципиально. Всё-таки основные свои позиции он сохранил.

Помимо «Кафе Идиот», на фестивале можно выделить «Миф» москвича Павла Глухова, где он разглядывает сюжеты античности сквозь ироничную призму самоощущения современных медийных персонажей. Из постановок нелитературных — «После вовлечённости» театра «Провинциальные танцы», который показал на фестивале очень сильную хореографию. В целом каждый постановщик спектакля через близкую для него форму современного танца так или иначе поднимал вопрос о грани человеческих возможностей.

Стоит отметить, что на фестивале не раздавались призы и не выбирались лучшие постановки. По словам арт-директора «На грани» Ларисы Барыкиной, придумывая концепцию фестиваля, она отказалась от конкурса, от соревнования, потому что, по её словам, распределение мест в искусстве — очень условно: у каждого свой вкус и свои ощущения.

— Поэтому наш фестиваль сделан для того, чтобы приезжающие участники, во-первых, получили встречу с заинтересованным зрителем, а не только побыли в своём кругу, — говорит Лариса Барыкина. — Во-вторых, чтобы они имели вдоволь профессионального общения. Поэтому встречи, мастер-классы, а главное — ежевечерние обсуждения спектаклей критиками. Насколько я знаю, на хореографических фестивалях это не принято. Но от участников я слышала, что они в этом очень заинтересованы, несмотря на подчас серьёзную критику, хореографы получают некий интеллектуальный импульс, информацию к размышлению.

Прямая речь

Лариса БАРЫКИНА, арт-директор фестиваля «На грани»:

— Подводя итог фестиваля, я как его автор не хотела бы оценивать качество. Это нескромно. Но мне кажется, что с этой задачей прекрасно справились зрители. Благодаря им у нас были заполненные залы, прошло несколько аншлаговых спектаклей, и к нам приехали люди из самых разных городов: Тюмени, Челябинска, Красноярска, Новосибирска, Москвы. Множество людей, заинтересованных современным танцем, — это показатель, не так ли?

Из восьми проведённых фестивалей «На грани» последний был самым масштабным и продолжительным. Если раньше фестивали шли по пять дней, то в этом году — неделю. Были задействованы много площадок: Театр музыкальной комедии, Театр юного зрителя, Театр кукол и Театр балета «Щелкунчик». В этот раз присоединился Камерный театр. Не только площадкой, но и специально для фестиваля поставленным спектаклем, за что ему отдельное спасибо. В общем, задействован весь город.

Составляя программу в этот раз, мне хотелось развеять известный стереотип, что современный танец — депрессивное, мрачное искусство. На фестивале оказались спектакли и светлые, и позитивные. Было даже много работ с юмором. Мне кажется, что в любом виде искусства, а в театре особенно, главный, кто в нём есть — это человек. И когда он уходит из спектакля, это печально. Я против дегуманизации. Мне не очень интересно, к примеру, просто развитие танцевальной лексики. Это важно, но это внутрицеховая проблема. Всё то, что выносится на сцену для зрителя, должно иметь какой-то внутренний месседж, то есть посыл. Пусть даже он будет сложный и неявный. Художник должен говорить о том, что у него болит. А если у него ничего не болит, и его ничто не волнует, то, может быть, и не ставить спектаклей вообще, а заниматься педагогической или лабораторной работой?

Опубликовано в №227 от 6.12.2017 под заголовком «Достоевского можно станцевать»

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео