Ещё

Ольга Тумайкина: Жизнь должна быть многогранной, чтобы мы узнали любовь, независимо от того, какая она 

Фото: Вечерняя Москва

Премьера одноактного спектакля «Любовь у трона» в постановке драматурга и режиссера Андрея Максимова стала открытием новой сцены театра имени Вахтангова.

В роли Екатерины Великой на Симоновскую сцену вышла ведущая актриса театра Ольга Тумайкина. Корреспондент «Вечерки» сразу после премьеры расспросила актрису о ее новой работе.

— Ольга, поделитесь своим отношением к вашей героине Екатерине II.

— Я люблю ее за то, что она была сильной личностью: 34 года управляла Российской империей. А еще, не будучи русской по крови, искренне любила Россию, служила ей, была верна клятвам и исполняла их с присущими ей умом и дальновидностью.

— Вы защищаете ее на сцене и делаете это убедительно, талантливо. Но нужно ли ее защищать? Нет доказательств, что это она приказала убить своего мужа Петра III, но — однозначно — она предала его и нарушила клятву перед Богом, данную во время венчания…

— Мы много беседовали с режиссером Андреем Максимовым, с исполнителем роли Петра III Андреем Ильиным о взаимоотношениях главных героев. Были бурные споры: «Была ли любовь у Екатерины и Петра?» Я настаивала, что все-таки любовь была. Она испытывала огромную нежность к своему мужу. Сильный человек способен быть нежным.

— Вы не путаете нежность с жалостью?

— Нет, это была нежность. От жалости Екатерина Алексеевна избавлялась самым радикальным способом, и, как мне кажется, весьма успешно.

— Спектакль «Любовь у трона» — это сон Екатерины. Но во сне вряд ли вспоминают Бога и молятся, как это происходит в спектакле.

— Не соглашусь. Я востребована в этой нелегкой профессии с частыми переездами, гастролями, перегрузками и усталостью. Но Бог всегда со мной. Он любит меня, и я это осознаю, благодарю и ценю. Самую краткую молитву «Господи, Иисусе Христе, спаси и помоги» перед сном повторяю несколько раз. Бывает, так устаю, что засыпаю, не дочитав до конца. Но Бог со мной. Он не посылает мне сновидений, давая крепкий сон, отдых. Когда мы спим крепко, то ничего во сне не видим. В это время обновляются наши мысли, чувства, клетки. Когда моя дочь была маленькая, я перед сном читала ей молитву «Отче наш».

— А вам, в вашем советском детстве, перед сном читали сказки или молитвы?

— В основном меня воспитывала бабушка Евдокия. Она читала шепотом «Отче наш», и я за ней повторяла. Сказок мне не читали. Все работали допоздна, и, как говорится, на сказки времени не оставалось. Бабушка вспоминала войну и рассказывала мне о ней, о детях рассказывала, которых потеряла, о продразверстках, о том, как ее любил первый муж и как — второй. Бабушка мне говорила: «Оля, лучше бы ты выбрала другую профессию. А то будешь бегать по сцене в белых колготках, и мужики за руки будут хватать». Она любила сериал «Санта-Барбара», и я ей твердила: «Я буду как Иден». На что та отвечала: «Оля, Иден — это Иден, и как ты можешь ею стать, к тому же она говорит на другом языке». Когда я пыталась объяснить бабушке, что Иден — это артистка, она отвечала: «Не дури мне голову».

— Ольга, если вернуться к Екатерине, то ваша героиня напомнила мне другую известную в России немку — Ольгу Книппер-Чехову. Напомнила своей продуманностью, дальновидностью. Актер Александр Пашутин как-то в интервью «Вечерке» высказал мысль, что Книппер просто использовала Чехова, обвела его вокруг пальца, что она — такая «деловитая немка».

— У Александра Сергеевича наверняка есть поводы так думать. Но все мы читали письма Чехова к Ольге Леонардовне, где столько нежности, любви, восхищения… Какими эпитетами он награждал любимую женщину: «пухляшка моя непомерная», «ромашка моя вездесущая». Когда мужчина испытывает такие чувства к женщине, что здесь комментировать? Если был обманут, значит, хотел этого, не так ли? Недавно Максимов напомнил нам, как Достоевский описывал любовь генерала Епанчина к своей жене: «…Супругу свою до того уважал и до того иногда боялся ее, что даже любил». Пусть наша жизнь будет такой многогранной, многосерийной, чтобы мы узнали любовь, независимо от того, какая она. Сейчас я очень люблю одного мужчину — не скажу кого. У меня болит сердце от любви, кружится голова, я вижу его в своем воображении, мечтаю о нем. Говорю: «Стоп. Приди в себя». И тут же останавливаю: «Нет, пусть будет так — настолько все прекрасно».

— Не помешает ли такая сильная любовь играть?

— Любовь не помешает. Как барон Мюнхгаузен, я могу вытащить себя за волосы.

— А вы могли бы полюбить такого мужчину, как Петр III?

— Думаю, могла бы. Но я никогда не была замужем, не венчалась и не знаю, что это такое, когда клянешься в вечной любви перед Богом. В этом смысле я не могу себя сравнивать с Екатериной. Для этого нужно испытать это чувство — когда те— бе назначают супруга, и перед Всевышним ты даешь клятву любить его «и в горе, и радости».

— Вы бы решились на венчание?

— Нет. В этом смысле со мной закончены такие предположения.

— Зачем же Екатерина дала клятву и нарушила ее?

— Для меня Екатерина — этакий самурай. Хотела — сделала. Между желанием и исполнением — короткий промежуток.

— Только Екатерина лишена аскетизма и самурайской жертвенности. Она себе ни в чем не отказывала и пойти на плаху была не готова.

— Она русско-немецко-японский самурай. Убивать Петра III она не хотела. Она искренне была убеждена, что жизнь ему удастся сохранить.

— Хотела не хотела — в расчет не берется. Случилось то, что случилось: судьбы свершился приговор.

— Согласна. Этот дворцовый переворот, в результате которого был убит Петр и пришла к власти Екатерина, вызывал и вызывает споры, обсуждения. И зрители спектакля «Любовь у трона» разделились на два лагеря — за Екатерину и против.

Петр в спектакле ей говорит, что она плохая жена, плохая мать. И если подумать, он был прав. Какого обвинения вы боитесь: плохой человек, плохая мать, плохая актриса? Екатерина была отменной императрицей, а это немало. Да, она была не очень хорошей матерью, плохой женой, но она была хорошим правителем России. Что касается меня, то в этом смысле я пьедестал ценностей еще не выстроила. Но я не боюсь, если моя дочь упрекнет меня в том, что я плохая мать. Я боязно живу в пространстве, потому что хожу под Богом… Как все матери, хочу проснуться утром, хочу оставаться красивой, хочу выдать дочь замуж за хорошего человека.

— Что у вас в планах?

— Новый спектакль, в котором, возможно, моим партнером будет Виктор Сухоруков. Виктор Иванович — божий человек и гениальный артист.

— Вас считают умной актрисой. Помогает ли вам ум?

— Если наличие ума предполагает чувствительность, тогда — да, и пусть так будет всегда. Но я очень сомневающийся человек, очень.

СПРАВКА Одноактный спектакль «Любовь у трона» поставлен по пьесе «Сон императрицы» самим автором. Андрей Максимов известен прежде всего как тележурналист, ведущий программ «Времечко», «Ночной полет» и «Дежурный по стране» с Михаилом Жванецким. Автор книг по психологии, повестей и рассказов.

ДОСЬЕ

Ольга Тумайкина окончила училище имени Щукина в 1995 году и тут же была принята в Театр имени Вахтангова. Десятки ролей в театре, еще больше — в кино. Известность получила в 2006 году после выхода на телеэкраны скетчшоу «Женская лига».

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео