Ещё

В Большом театре состоялась скандальная премьера 

Фото: 7 Дней

Первых зрителей балета «Нуреев» в Большом театре на сцене ждало много неожиданностей: танцовщик, который в конце спектакля вдруг становится на место дирижера, Игорь Верник в роли аукциониста, галерея портретов отечественных «руководителей» от Николая Второго до Хрущева, роскошная вечеринка в стиле Людовика ХIV — Короля-солнца, «грязные» танцы обитателей Булонского леса, стройные колонны комсомольцев… Балет создали композитор Илья Демуцкий, хореограф Юрий Посохов, режиссер Кирилл Серебренников. За три года до этого они поставили на Новой сцене Большого очень успешный спектакль по «Герою нашего времени» Лермонтова. После этого творческое «трио» получило предложение от театра создать еще один проект, уже на Исторической сцене.

Команда создала историю про одну из самых ярких звезд мирового танца. Но показали зрителям «Нуреева» с опозданием на пять месяцев. В июне выпуск спектакля отложили (после генеральной репетиции), что является редчайшим случаем в истории труппы. «Нуреева» тогда срочно заменили «Дон Кихотом».

Глава театра Владимир Урин объяснил ситуацию неготовностью «Нуреева»: ведь в этом балете задействованы не только танцовщики, но и хор, солисты-вокалисты, драматические артисты, сценический оркестр (помимо обычного, сидящего в оркестровой яме) и даже рабочие сцены, присутствует множество быстрых перемен декораций. «Репутация нашего театра не позволяет выпустить „сырой“, недостаточно отрепетированный спектакль», — говорил Урин. Также гендиректор всячески подчеркивал, что ситуация никак не связана с начатым против ее режиссера Кириллом Серебренниковым судебным процессом, а также с политикой или цензурой. И пообещал, что спектакль выпустят до конца 2017 года. В итоге, «Нуреева» Большому пришлось выпускать параллельно с подготовкой другого балета — «Ромео и Джульетта».

И вот долгожданный «Нуреев» увидел свет. Билеты на премьеру раскупили в кассах театра за два часа. А накануне премьеры билеты «с рук» предлагали за 160 тысяч рублей! Первыми, за сутки до официального показа новинку увидели журналисты. Сначала создатели постановки устроили пресс-конференцию (кстати, количество телекамер, освещавших показ балета, было беспрецедентным). К прессе вышли почти все главные «виновники» события, за исключением хореографа, который до последнего репетировал с артистами, и режиссера, который находится под домашним арестом.

Первым взял слово Владимир Урин: «Мы обращались в Следственный комитет с просьбой, чтобы Серебренников мог принять участие в репетициях, но нам отказали. Но вся постановка с режиссером согласована. Никаких изменений в спектакль не вносилось — я не заметил. А если и были, то согласованные с режиссером и хореографом. Этот спектакль вызовет споры — у нас в театре есть спектакли, вызывающие споры. Но искусство отражает вопросы, которыми живет общество…

Что касается бюджета этого масштабного проекта, то он большой (а недорогих спектаклей в Большом не бывает). Посмотрите хотя бы на качество костюмов, не говоря уж о декорациях. Это сделано на средства спонсоров и средства, заработанные самим театром. Так всегда бывает с „многонаселенными“ постановками… Эти два премьерных показа „Нуреева“ не будут единственными: спектакли покажут еще в мае».

Игорь Цвирко, который выступил в роли Нуреева на предварительном прогоне вечером в пятницу, тоже подтвердил, что «Серебренниковым все уже было сделано. Постановка не менялась, разве что артисты хора с левой стороны перешли на правую… Это изначально рискованная идея: сделать спектакль о неординарной личности. Для постановщиков это больше, чем спектакль. Такой балет-спектакль, где-то похожий на кинематограф… Для меня главная черта характера Нуреева это несгибаемость. В какой-то момент он понял: надо показать людям то, чем одарила его природа…»

Владислав Лантратов (ему доверили танцевать главную роль на премьерном спектакле в субботу, так что в историю балета именно он войдет как первый исполнитель роли Нуреева) рассказал: «Спектакль невероятно масштабный — раньше такого я еще не видел… Меня тут спросили — завидую ли я Нурееву? Как артист, он добился всего. Но я — Владислав Лантратов, ни с кого пример не беру. Позавидовать можно его работоспособности, жажде творчества, но точной копии я не добивался…»

Мария Александрова, исполнительница роли партнерши Нуреева Марго Фонтейн уточнила: «Серебренников сказал мне: „Маша, ты Марго, и ты все знаешь. Сделай!“ А другая исполнительница этой роли Кристина Кретова добавила: „Есть несколько движений, которые характерны для Марго. Ведь она уже хотела заканчивать карьеру. Но тут появился Нуреев, и она протанцевала еще лет пятнадцать. В дуэте я беру его за волосы и смотрю ему в глаза, как бы говорю: „Погляди, я старше тебя!“ А он будто отвечает: „Да весь мир у наших ног!“

Сразу после пресс-конференции начался прогон балета. Спектакль, который до премьеры называли „скандальным“ и эпатирующим, оказался далек и от скандала и от эпатажа. Так, отношения Рудольфа Нуреева с его близким другом Эриком Бруном показаны очень деликатно. Не было „криминала“ и в знаменитой „голой“ фотосессии танцовщика, а именно этот эпизод до премьеры вызывал самые большие дискуссии. Когда Нуреев в исполнении Артема Овчаренко скидывал на радость папарацци норковую шубу, под которой прятал нагое тело, обошлось без „стриптиза“: на танцовщике были трусики телесного цвета. А самый откровенный снимок фотосессии показали на пару секунд, причем „самое интересное“ целомудренно прикрыли оконной рамой. Так что главной темой этого пронзительного сочинения оказались не скользские моменты биографии звезды, а сам классический балет — его идеальаня красота и его великий Артист.

Страницы жизни Нуреева в постановке постоянно чередуются с нескончаемым аукционом, на котором после смерти звезды распродают его имущество от старинных ковров, ваз и сценических костюмов до архипелага, который Рудольф купил за три года до смерти. Балет и начинается с длинного монолога аукциониста (Игорь Верник и Владимир Кошевой), который на английском и французском торопливо перечисляет лот за лотом.

Этот же аукционист зачитывает доносы сотрудников КГБ на слишком свободно ведущего себя за границей Нуреева или трогательные письма к звезде от его друзей (послание от Аллы Осипенко и Натальи Макаровой оживила главная звезда Большого театра Светлана Захарова). В итоге помещение торгов мгновенно превращается то в танцевальную студию, то в зал аэропорта, то в парижскую квартиру Нуреева на улице Вольтер. В этой калейдоскопе стремительно проносятся страницы жизни „Руди“: учеба в Вагановском училище, жизнь на Родине, сопровождающаяся бодрым „советским“ хором, гастроли за границей и знаменитый прыжок через ограждение в аэропорту, с которого началась карьера танцовщика на Западе и который закрыл ему путь на Родину (решение этой сцены театр держал в секрете, поэтому снимать ее прессе запретил). Рядом оказываются роскошная жизнь „этуали“, вереница его ролей и приближающаяся смерть.

Огромной удачей постановки является и музыка балета. Илья Демуцкий, немало поработавший в документальном кино, создал очень эмоциональную и очень внятную партитуру. И мастерски вплел в нее множество тем из музыкальной классики (Лист, Малер, Шенберг), а прежде всего из балетных „хитов“ — „Жизели“, „Щелкунчика“, „Лебединого озера“, „Спящей красавицы“, „Жизели“ (во всех этих балетах блистал Нуреев).

Заканчивается спектакль тоже цитатой, и музыкальной и хореографической — знаменитой сценой „Тени“ из балета „Баядерка“, одной из самых красивых во всем мировом балете. Только теперь в завораживающем „шествии“ участвуют не только балерины, но и танцовщики, и от этой фантастически прекрасной картины невозможно оторвать глаз. И в этот момент начинает дирижировать оркестром ушедший со сцены (и из жизни) Нуреев, который тоже стал тенью, легендой, мифом. Так что финал у спектакля, который явно станет событием в мировом балете, получился невероятно сильным.

 Ещё 28 источников 
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео