Grazia 12 июля 2018

Шамиль Хаматов: «Я старался очень аккуратно манипулировать актрисами»

Фото: Grazia
Фото: Ксения Наумова. Интервью: Денис Мережковский
GRAZIA: Насколько спектакль, в основе которого лежит поэма «Руслан и Людмила», опубликованная 198 лет назад, получился актуальным?
Шамиль Хаматов: Мы попытались поднять тему равнодушия в обществе. Сегодня мало что приводит в ужас — можно убить человека, показать это по телевизору, а ты будешь смотреть и дальше жевать свой салат. Но в первую очередь тема любви — вечная.
GRAZIA: Жанр «Сказки на ночь» вы определили как фантазию. Что на сцене осталось от Пушкина, а что — плод вашего воображения?
Ш. Х. : Самое важное, что сохранилось, — линия Руслана и Людмилы. Очень хотелось рассказать историю про любовь. Мы не ставили внутренних границ — наоборот, достаточно безответственно подошли к материалу и понаблюдали, как со словом взаимодействует хореография, современная музыка, разные смыслы.
GRAZIA: Тем не менее все исполнители — девушки. Почему?
Ш. Х. : Просто все парни были заняты в других спектаклях. (Смеется.) Сначала я даже немного расстроился, но потом подумал, что может получиться интересно… Три актрисы-героини, такая «святая троица», и три танцовщицы — бесполые существа из потустороннего мира, призраки.
GRAZIA: Как работалось в женской компании? У вас и в постановочной части задействованы в основном девушки.
Ш. Х. : Да, многие уже пошутили на эту тему. Было тяжеловато. Все-таки парни способны сглаживать какие-то углы в работе. «Сказка» — моя первая режиссерская работа, и нужно было учиться находить подход к каждой, стараться не обидеть. Приходилось искать обходные пути и очень аккуратно манипулировать актрисами.
GRAZIA: Каким режиссером вы стали в итоге? Деспотом или другом?
Ш. Х. : И тем и другим. Как актер, я отлично понимаю, что, если тебе не могут чего-то объяснить, это ужасно. Поэтому первостепенная задача для меня — устроить так, чтоб артисту было удобно. Если же он начинает сопротивляться, не предлагая в то же время собственных решений, могу включить босса и попросить сделать по-моему.
GRAZIA: То есть к чужим предложениям вы относитесь внимательно?
Ш. Х. : Всегда. Важно, чтобы во время работы между режиссером и актерами существовал диалог. И в этом смысле я очень открыт.
GRAZIA: Кстати, как вы восприняли мнение тех, кому «Сказка на ночь» не понравилась?
Ш. Х. : Нормально, я всегда прислушиваюсь к критике по делу. Но прекрасно понимаю, что тот же Пушкин «не святой» — если почитаете отзывы на «Руслана и Людмилу» того времени, то увидите: от поэмы не оставили камня на камне.
GRAZIA: Есть ли планы поставить еще что-то?
Ш. Х. : Да, мне безумно понравилось. Процесс создания спектакля вызывает сумасшедший адреналин — с мыслями о нем встаешь утром и ложишься спать вечером. Это постоянное желание высказать свою внутреннюю позицию. И если получается, то очень щекочет нервы в хорошем смысле.
Комментарии
Читайте также
«А не хлопнуть ли?»: правила аплодисментов в театре
2
«Безприданница»
1
Домогаров юбилей на сцене театра Российской армии
Театральное лето: куда сходить до начала гастролей